Главная » Файлы » Искусство (II часть)

Реалистические тенденции в живописи Голландии
[ Скачать с сервера (4.71 Mb) ] 05.01.2016, 01:32

                             «Реалистические  тенденции в живописи Голландии»

 XVII—XVIII века — это время возникновения и развития в искусстве реалистических тенденций: объективности в передаче видимого, точности, конкретности, непредвзятости восприятия жизни, отсутствия идеализации, внимания к простонародным типам, глубокого, прочувствованного восприятия быта и приро­ды, простоты и естественности в передаче человеческих чувств. Художники XVII в. только учились видеть жизнь такой, какая она есть.

Реалистические тенденции в живописи можно наблюдать в творчестве великого голландского художника Рембрандта. Об­ращаясь к своим ученикам, он говорил:

«Учись прежде всего следовать богатой природе и отобра­жать то, что найдёшь в ней. Небо, земля, море, животные, добрые и злые люди — всё служит для нашего упражнения. Равнины, холмы, ручьи и деревья дают достаточно работы художнику. Города, рынки, церкви и тысячи природных бо­гатств взывают к нам и говорят: иди, жаждущий знания, со­зерцай нас и воспроизводи нас».

Тщательно следуя природе, голландские мастера сумели от­крыть красоту зримого мира в самых разнообразных его прояв­лениях. Их произведения до сих пор сохраняют живой трепет реальной жизни, передают красочное богатство окружающего мира.

  Творчество Рембрандта

 Фраза Э. Делакруа «Правда — самое прекрасное и редкое ка­чество » стала сутью творчества величайшего голландского худож­ника Рембрандта Харменса ван Рейна (1606—1669). Он оставил потомкам огромное художественное наследие: около восьмисот картин и портретов, трехсот офортов и двух тысяч рисунков. Каждое из его произведений — свидетельство высочайшего мас­терства и художественной правды. Жизненный и творческий путь этого замечательного художника был трагичен: от блиста­тельной карьеры, всеобщего признания, богатства, счастливой семейной жизни к полному забвению, одиночеству и нищете. Живший в эпоху барокко, Рембрандт был её ярчайшим предста­вителем, сумевшим выразить все противоречия и характерные черты своего времени.

Бесконечно разнообразна тематика произведений Рембранд­та. В каждом из них — попытка передать духовную эволюцию человека, трагический путь познания жизни. Мир его персона­жей, как и сама действительность, сложен и многолик. Его ге­рои — люди с противоречивыми характерами и непростыми судьбами. Одни из них являются носителями мудрости и благородства, других можно рассматривать как воплощение человеческих слабос­тей и пороков. Иногда эти разнородные качества совмещаются в одной и той же человеческой личности, нередко попа­дающей в сложнейшие драматические ситуации нравственного выбора.

Творчество Рембрандта отличают глубочайший психологизм, сильней­ший накал страстей и чувств. Придавая сценам элементы театральности, Ремб­рандт активно использует язык симво­лов и аллегорий, в чём также можно увидеть своеобразную дань художника эстетике барокко.

Художественной метафорой Ремб­рандта, главным принципом его творче­ского метода стало искусство светоте­ни, в котором ему, пожалуй, не было равных.

Художник выделяет с помощью света главные смысловые акценты в картине. Свет пульсирует на лицах, руках, одежде его героев, приводит в движение всё дейст­вие, растворяется во мгле и вновь неожиданно ярко сияет и вспыхивает. Контрасты света и тени усиливают динамику про­исходящего, осязаемо подчёркивают цвет, форму, объёмы и фактуру предметов. Эту удивительную особенность художест­венного мастерства Рембрандта отмечал и русский художник И. Е.Репин: «С особым счастьем купался он в прозрачных тенях своего воздуха, который неразлучен с ними всегда, как дивная му­зыка оркестра, его дрожащих и двигающихся во всех глуби­нах согласованных звуков».

В ранних картинах Рембрандта можно наблюдать множество едва заметных переходов от тёмного к светлому, градации золо­тисто-коричневого, красного и оливкового цветов. В поздних произведениях часто возникает эффект горящих и тлеющих то­нов. Сверкающее золото парчовых мантий, переходы от тёмно- вишневого к ярким оттенкам красных раскалённых углей, слов­но вобравших в себя лучи света, а затем к угасающим тонам оранжевого — такова красочная палитра художника.

Значительное место в его творчестве занимают картины на мифологические и библейские темы. Художника особенно при­влекала возможность откликнуться на вечные проблемы бытия, показать их теснейшую связь с современной действительностью. Мифологические и библейские сюжеты, лишённые привычной идеальной трактовки, давали неисчерпаемый материал для глу­боких философских размышлений о сущности бытия и чело­веческой жизни. Краткая притча или легенда Ветхого и Нового Завета обретали в его произведениях жизненную достоверность, убедительность и силу. Каждый раз он предлагал зрителям соб­ственное прочтение известного сюжета, интерпретируя его как сцену из жизни обыкновенных людей с их земны­ми страстями и переживаниями.

В историю мировой живописи Рембрандт во­шёл и как блестящий мастер автопортрета. Из года в год, иногда изо дня в день он изображал себя то весёлым или грустным, то рассерженным или равнодушным. В ста (!) созданных им авто­портретах в живописи и графике — история его жизни, биография души, исповедь художника. В ранних произведениях он внимательно, глазами постороннего, рассматривает себя в зеркале, под­мечая малейшие внешние перемены, останавли­вая мгновения собственной жизни. Поначалу он много экспериментировал, меняя выражения ли­ца, позы, движения, используя различный фор­мат, эффектные композиции, контрасты светоте­ни. Мы видим то простодушного паренька с мель­ницы, то светского кавалера и озорного гуляку, властелина в восточном сказочном наряде. В знаменитом «Авто­портрете с Саскией на коленях», написанном вскоре после же­нитьбы, он весело поднимает бокал за здравие своей жены, при­глашая зрителей разделить с ним его счастье и радость.

Но с годами безудержное веселье молодости утихает. Теперь всё чаще можно видеть художника за работой: с палитрой или за гравировальным столиком. На нём нет дорогих украшений и бо­гатых парчовых одежд, он одет в рабочий халат, на голове пла­ток или повязка. Его мысли и чувства выстраданы и глубоко пе­режиты, проницательные глаза обращены к зрителям, они смот­рят нам в душу... Теперь он не рассматривает, а изучает себя. Интроспекция (самонаблюдение) становится главной в его твор­честве. На последнем автопортрете — беззубое старческое лицо, перекошенное гримасой смеха. Обращаясь к нам, он словно го­ворит: «Посмотрите, вот что сделала со мной жизнь...»

Рембрандт мастерски передаёт едва уловимые, тонкие и сложные психологические состояния человеческой души. Его герои незримо движутся, мыслят и чувствуют прямо у нас на глазах, но в то же время остаются наедине с собой. Их размыш­ления — о вечном, о смысле жизни и неотвратимости смерти. С его портретов на нас смотрят самодовольные бюргеры, высокомерные чиновники, чопорные дамы, лицемер­ные проповедники. А рядом с ними — полные достоинства и внутреннего благородства поэты и писатели, вдохновенные люди искусства, талант­ливые учёные.

«Портрет Яна Сикса» считается одним из луч­ших творений художника. О чём думает друг Рембрандта, поэт, меценат и крупный промыш­ленник? О долгой и верной дружбе? О том, как и почему стали расходиться их жизненные пути? В лице Сикса — сострадание, искренняя и горькая печаль. Он словно на минуту возникает из сумрака комнаты. На его элегантный светло-серый камзол с блестящими пуговицами накинут ярко-красный плащ с золотым шитьём. Чёрная широкополая шляпа и тёмный зеленоватый фон оттеняют выра­зительность умного лица. Свет пульсирует на его лице, руках, одежде, он трепещет в воздухе, при­водя в движение всё, что находится вокруг. Он словно растворяется в осязаемой мгле и вдруг не­ожиданно вспыхивает, усиливая динамику изо­бражения.

«Верность тона, правдивость жеста, безупречная строгость формы здесь таковы, что лучшего желать не приходится... Какой художник был бы в состоянии создать подобный порт­рет?» — восхищённо писал Э. Фромантен.

В более поздние годы Рембрандт всё чаще пишет старческие лица. В их печальных и необыкновенно выразительных взглядах он читает длинную, полную лишений и тревог уже прожитую жизнь. Мудрость опыта, спокойное отношение к приближаю­щейся смерти особенно интересуют художника. Старость — это не крушение жизни, а её достойное и логичное завершение.

В «Портрете старушки» запечатлена старая женщина наедине со своими чув­ствами и мыслями. Мы ничего не знаем о ней, нет в картине никаких внешних деталей, рассказывающих о её прошлой жизни. Скупо изображён её скромный на­ряд — ничто не должно отвлекать зрите­лей от изображения её лица под красным бархатным капюшоном. Именно лицо становится духовным средоточием карти­ны. Старушка погружена в молчаливое раздумье, внутрь себя, поза спокойна и свободна. Нет ничего, что бы могло нару­шить её задумчивость, мерное течение жизни, длящееся бесконечно долго...

Наше знакомство с творчеством Рембрандта будет неполным, если мы не скажем об огромном графическом насле­дии художника. Известно, что Ремб­рандт много работал в технике офорта. Он покрывал металлическую доску сло­ем лака и тонкой иглой наносил на него рисунок. После этого погружал пласти­ну в кислоту, протравливающую металл в процарапанных местах. Углублённые линии позволяли затем перенести рису­нок на бумагу. В офортах Рембрандта проявились новые грани его таланта: тонкая детализация, свободный и не­принуждённый штрих, максимальная живописность, чёткость линий и объ­ёмов, удивительные градации чёрного и белого цветов, таящие в себе неисчерпае­мые возможности использования свето­теневой моделировки образов. По срав­нению с живописными произведениями, офорты более разнообразны по темати­ке: библейские сюжеты, пейзажи, портреты. Каждый из офор­тов отличают высокая техника, особое чувство реального про­странства.

 

 Великие мастера голландской живописи

 В XVII в. в Голландии популярными становятся жанры порт­рета и натюрморта, бытовая и пейзажная живопись, картины, посвящённые мифологическим и библейским сюжетам.

Особенно популярна была портретная живопись — индиви­дуальные и групповые изображения. Голландские бюргеры — новые хозяева жизни — хотели запечатлеть себя в представи­тельном облике, свидетельствующем об их материальном дос­татке и высоком положении в обществе. Спрос на такие портре­ты был огромен.

Традиции группового портрета, сложившиеся на севере стра­ны, восходили еще к XV в. Позднее стали заказывать большие полотна, на которых изображались торжественные собрания различных общин и объединений (стрелковых рот, попечителей больниц и богаделен, цеховых старшин и учёных обществ). По­добные портреты украшали стены ведомственных контор или залы заседаний.

Наиболее известным портретистом этого времени стал Франс Халс (между 1581/85—1666). «Групповой портрет офицеров стрелковой роты Святого Георгия» — одно из лучших произве­дений художника. Раз в три-четыре года в Харлеме, родном го­роде Халса, было принято набирать для охраны города стрелко­вые роты из местных жителей. Сам художник также служил ря­довым в стрелковой роте Святого Георгия. По окончании службы в честь офицеров устраивали торжественный банкет, который мог продолжаться несколько дней. Столь важное собы­тие нередко запечатлевалось на большом полотне.

Офицеры стрелковой роты, занятые неторопливой беседой, чинно восседают вокруг большого стола. На них чёрные мунди­ры с яркими шарфами через плечо. Удивительно живописны си­яющие белизной гофрированные воротники и манжеты, эффект­но заломленные широкополые шляпы, драгоценные эфесы шпаг и длинные древки алебард.

Перед художником стояла непростая задача: объединить в одной композиции, в максимально сжатом пространстве, 12 фи­гур! При этом необходимо было сохранить непринуждённость их поз, передать весёлую атмосферу праздничного застолья. Мно­гие из участников непосредственно обращаются к зрителю взглядом или жестом. В центре, на самом почётном месте, воссе­дает дородный командир роты с бокалом в руке. Маленькому

прапорщику за столом не хватило места, но он, подбоченившись, гордо стоит и смотрит прямо, приглашая зрителей по­любоваться его великолепным обмунди­рованием.

Замечательны и индивидуальные портреты Халса. В самом заурядном персонаже он умел видеть интересное и наиболее выразительное. Один из современников художника справедливо писал:

«Халс, обладая... особой, необычной манерой письма, превосходит всех остальных, так как в его живописи заложена такая острота и жизнен­ность, такая сила, что он во многих произведениях, кажется, самое при­роду вызывает на соревнование».

Стремительные мазки его кисти словно спешат за ускользающим мгнове­нием, торопятся запечатлеть наиболее характерные моменты: внезапный взгляд и погружённость в собственные мысли, мимолётную улыбку и безудержный смех, искреннее переживание и душевный по­рыв...

Твоею дивной волей живописца

Подарен этим людям долгий век.

Румяны щёки, не ослабли мышцы,

Не изменились очертанья век.

Стрелки пируют. Синдики решают,

Каким налогом обложить товар,

И уважение почти внушает

Невозмутимый тучный пивовар.

А эти бюргеры, купцы, старухи,

Что выставлены Халсом напоказ,

Они ведь притворяются, что глухи,

И видят всё, глядя в упор на нас...

В. Элъснер. «Портреты Халса»

 Довольно успешно в живописи Голландии развивался и бы­товой жанр. С одной стороны, художники поэтизировали есте­ственное течение повседневной жизни, а с другой — стремились к изображению гротескных, острых и живых ситу­аций. Сцены из частной жизни средних и мелких бюргеров, городской бедноты и крестьянства, празднества и раз­влечения, музыкальные концерты, карточные игры «весёлого общества» становятся излюбленными сюжетами бытовой жи­вописи. Часто в этих картинах символически передаются про­писные истины бюргерской морали: вода со льдом ассоциирует­ся с умеренным образом жизни, обезьянка — с дьяволом, под­стерегающим гуляк и весельчаков, географическая карта на стене придает вполне домашней сцене «всемирный» масштаб. Историк искусства Е. И. Ротенберг справедливо отмечал:

«Заслуга голландцев состояла в том, что они первыми созда­ли новый, более камерный тип жанровой композиции, вы­брав для этого небольшой, так называемый кабинетный, формат. Такой формат, рассчитанный на особый принцип рассматривания и вживания в картину, оказался наиболее благоприятным и эффективным для сцен реального быта...»

Художников, работавших в этом жанре, называют малыми голландцами (Ян Стен (1626—1679), Питер де Хох (1629— 1684), Герард Терборх (1617—1681), Виллем Хеда, Питер Клас и др.), в отличие от тех, кто работал в больших форматах, а так­же от Рембрандта и Ф. Халса.

В историю мировой живописи голландцы вошли как непрев­зойдённые мастера натюрморта (фр. «мертвая природа»). Это­му жанру в голландском языке больше соответствует слово «стиллевен» — «неподвижная жизнь», что гораздо точнее пере­даёт сущность жанра. «Тихая жизнь вещей» всегда привлекала голландских живописцев. Но если раньше изображение предме­тов реального мира имело чисто символический смысл и своди­лось к их простому перечислению, то теперь оно являет зрителю единый ансамбль, обладающий скрытым назидательным смыс­лом.

Подобные картины пользовались ог­ромным спросом, они предназначались для украшения интерьеров столовых, напоминая хозяевам дома о гастрономи­ческих радостях и красивой сервиров­ке. Излюбленными сюжетами станови­лись «завтраки», «десерты», цветочные букеты и аллегорические композиции. Со временем натюрморты превратились в зрелищные и многокрасочные карти­ны, представляющие собой грандиозные пирамиды из изящной дорогой посуды и экзотических фруктов. Виллем Хеда (1594 — около 1680) и Питер Клас (око­ло 1597 — около 1661) — наиболее известные художники этого жанра.

Популярным в голландской живопи­си XVII в. становится и пейзаж. Своеоб­разие данного жанра и его тематика оп­ределялись особенностью природы этой северной страны — её равнинными про­сторами и близостью моря. Художники отказывались от изобра­жения идеальных вселенских пейзажей. Их интересовала окру­жающая обыденность, естественность жизненных ситуаций. Пейзажи действительно становятся «зеркалом Природы».

Маринисты специализировались на точном изображении ко­раблей прославленного морского флота Голландии. Они мастер­ски передавали буйство морской стихии и безбрежную гладь мо­ря, влажный морской воздух, лёгкое дуновение ветерка и красо­ту высокого облачного неба. Дюны, просёлочные дороги, бедные крестьянские хижины, одинокие деревья, поваленные бурей, мельницы с широким взмахом крыльев, бурные водопады, кана­лы и пруды, скованные льдом, с бегущими фигурками конь­кобежцев становятся основными объектами изображения ху- дожников-пейзажистов. Среди них лучшими были Ян ван Гойен (1596—1656) и Якоб Рейсдал (1628—1682).

«Величайшим магом и вол­шебником живописи» ещё при жизни называли Яна Вермера (1632—1675). Позднее, в середи­не XIX в., его по праву стали причислять к основоположни­кам пленэрной (фр. р1ет а1г — открытый воздух) живописи, воспроизводящей малейшие из­менения воздушной среды, обус­ловленные солнечным светом и состоянием атмосферы. Действи­тельно, свет в картинах Вермера (их сохранилось около 40) едва заметно скользит по стенам и фасадам домов, поверхностям предметов, обтекает фигуры, пере­ливаясь сотнями тончайших оттенков. Кисти художника под­властны как румянец и свежесть девичьего лица, бархатистость кожи, так и шероховатость старой кирпичной кладки, ярко­изумрудная зелень вьющегося плюща и мерцающие блики зер­кального водного пространства. Под воздействием света краски, нанесённые на холст, начинают звучать с особой силой и выра­зительностью .

Вермер был признанным колористом: сначала он наносил краски густыми и мягкими мазками, а при завершении работы, едва касаясь полотна тонкой кистью, придавал живость и изяще­ство чётким формам и резким линиям. Создаётся впечатление, что художник не смешивает краски, а пользуется только насы­щенными тонами. Но это ощущение ошибочно: в каждом его цвете растворены десятки различных нюансов, создающих фее­рическую цветовую гамму. Вермер особенно любил лимонно­жёлтые, васильково-синие, жемчужно-серые, белые и чёрные тона. В зависимости от солнечного освещения, воздушной атмо­сферы они играют и переливаются сотнями оттенков и бликов.

Интересно и композиционное решение картин Вермера. Он строит их максимально ясно и чётко. Его интерьеры не перегру­жены множеством второстепенных деталей, в них нет ничего лишнего. От предметов, расположенных на первом плане, глаз зрителя неизменно скользит в глубь картины, где разворачивает­ся основное сюжетное действие. Одна-две фигуры помещены в уютном замкнутом интерьере, куда не доносятся шум и суета городских улиц. Люди заняты своим привычным делом: учтивые кавалеры неторопливо пьют вино, учёные погружены в атмосфе­ру научного поиска, живописец сосредоточенно работает за моль­бертом, служанки хлопочут по хозяйству, знатные дамы взвеши­вают жемчуг, примеряют драгоценное ожерелье. Молодые красивые девушки музицируют, читают лю­бовные послания, плетут кружева. В их образах автора интересуют не мимолёт­ные мгновения, как у Халса, а сложное, едва уловимое состояние души. Их по­вседневная жизнь протекает в медлен­ном и размеренном ритме.

«Мгновение превращается для них в вечность, стрелка часов прекращает свой бег... Они не знают никаких за­бот, никаких волнений, им неведомы бурные страсти, их помыслы не идут намного дальше того, что их окружа­ет... персонажи чувствуют себя хоро­шо лишь в уютных интерьерах, от­граниченных от внешнего мира...» (В. Н. Лазарев)

Удивительной задушевностью про­никнута «Кружевница» Вермера. Молодая девушка сидит за столиком, на котором разложены предметы рукоделия. Она по­глощена любимым занятием. В левой руке девушка держит кок­люшки с красными нитями, правой ловко натягивает их и с по­мощью булавок прикалывает кружево к подушечке согласно на­несённому рисунку. Солнечный свет как будто ласкает холст, ярко отражаясь на платье и воротничке девушки. На небольшом формате картины (24 х 21 см) художник сумел передать скром­ное обаяние героини.

К подлинным шедеврам принадлежит картина Вермера «Уличка», на которой изображён типичный городской пейзаж, вид из окон дома художника. Беден этот тихий закоулок его род­ного и любимого города, ставшего для него символом родины. Во всём видны следы трудолюбивых и заботливых рук его жителей: песок тротуара тщательно выметен и разглажен граблями, вымо­щенное разноцветной плиткой низкое крылечко вымыто до блеска, выбелены снизу известкой фасады домов, увитые плющом. Привычны занятия обита­телей города: одна из женщин вяжет, две другие моют крылечко перед вхо­дом, четвёртая наливает воду в глубине двора.

Этому размеренному течению жиз­ни противопоставлена природа. В хму­рый, сумрачный день погода способна меняться чуть ли не каждое мгновение. По небу быстро проносятся облака, вот- вот заморосит дождь... Но через несколько минут вновь выглянет приветливое солнышко. Вибрирующие на свету краски передают богатство окружающего мира, радуют глаз, создают приподнятое настроение. Старая кирпичная стена буквально «дышит», подобно живому существу. Такие зритель­ные эффекты достигаются благодаря особой манере письма, когда художник, накладывая тонкой кисточкой светлые краски, передаёт фактуру камня, границы между кирпичной кладкой.

 

Вопросы и задания

В чём вы видите непреходящее значение творчества Рембрандта в истории мировой культуры?
Объясните, в чём мастерство и глубина психологических харак­теристик в изображении персонажей на картинах Рембрандта.
Каковы особенности художественной интерпретации мифологи­ческих и библейских сюжетов в творчестве Рембрандта? Какое место в них занимают реалистическая деталь, язык символов и аллегориче­ских ассоциаций?
Сравните портреты, созданные им в разные периоды, а их с известны­ми вам произведениями других ав­торов, работавших в этом жанре. Что отличает творческую манеру Ремб­рандта?
Как вы думаете, почему именно в Голландии наиболее отчётливо про­явился реалистический характер жи­вописи? Какими произведениями вы могли бы проиллюстрировать жанро­вое многообразие голландской живо­писи?

6*. Каковы характерные особен­ности портретного искусства Ф. Хал­са? Что отличает его творчество от со­временников (например, Рембранд­та) и портретистов предшествующих эпох?

7*. Почему Вермера называют «ве­личайшим магом и волшебником жи­вописи»? Какова тематика его произ­ведений и характерные черты художе­ственной манеры? Какое развитие получает основной мотив его произве­дений — человек в интерьере?

 

 Творческая мастерская

Какое воплощение в автопортретах Рембрандта находит прин­цип интроспекции (внимание к изображению внутреннего мира чело­века)? Сравните известные вам автопортреты художника.
Одной из сквозных тем в творчестве Рембрандта была притча о блудном сыне. Какое художественное воплощение находит идея трагического познания жизни в его картине «Возвращение блудного сына»?
Сравните «Снятие с креста» Рембрандта и Рубенса (или «Свадеб­ный портрет с женой» Рубенса и «Автопортрет с Саскией на коленях» Рембрандта). Есть ли общие точки соприкосновения в творческом ме­тоде этих мастеров?
Э. Фромантен считал, что «Рембрандт весь целиком в своих офортах. Его ум, стремления, фантазии, мечты, здравый смысл и хи­меры, попытки изобразить неизобразимое и открыть реальность в не­бытии — всё это обнаруживается в его офортах, которые позволяют предчувствовать живописца и, более того, объясняют его». Как офор­ты Рембрандта раскрывают его талант живописца? Сравните офорты Рембрандта и Дюрера — величайших мастеров в истории гравюры. Что отличает их творческую манеру?
Что роднит творчество Рембрандта и Шекспира? Каково их от­ношение к проблемам рока и судьбы в жизни человека? В чём нашло выражение психологическое мастерство этих художников?
Подготовьте рассказ о коллекциях произведений голландских мастеров XVII в. в собраниях отечественных музеев.

 

 Темы проектов, рефератов или сообщений

«Место и художественная роль реалистической детали в произве­дениях Рембрандта»; «Мифологические и библейские сюжеты как от­ражение трагедий и драм современного человека в произведениях Рембрандта»; «Рок и судьба в жизни героев Рембрандта и Шекспира»; «Жанр портрета как отражение жизни человека в творчестве Ремб­рандта»; «О чём размышляют старики перед лицом вечности на полот­нах Рембрандта? »; «Автопортреты Рембрандта — история жизни худож­ника», «Автопортреты Рембрандта и Дюрера (Ван Гога)»; «Эволюция портрета в творчестве Рембрандта»; «Тьма и свет как поэтические ме­тафоры в творчестве Рембрандта»; «Офорты Рембрандта и Дюрера: особенность творческой манеры мастеров».

«Многообразие жанров голландской живописи XVII в.»; «Халс — создатель галереи типов голландского общества»; «Зеркало Природы (пейзажная живопись голландских художников)»; «Вермер Делфтский — величайший маг и волшебник живописи»; «Человек в ин­терьере как основной мотив произведений Вермера»; «Единство чело­века и окружающей среды в картинах Вермера».

 

Книги для дополнительного чтения

Бонафу П. Рембрандт. М., 2002.

Григорьев Р. Г. Рембрандт — гравёр. СПб., 2006.

Декарг П. Рембрандт. М., 2000. (ЖЗЛ).

Золотов Ю. К. Вермер Делфтский. М., 1995.

Кузнецов Ю. И. Голландская живопись XVII—XVIII веков в Эрми­таже. Л., 1988.

Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рафаэль, Рембрандт. М., 1993. (Биографическая библиотека Ф. Павленкова).

Линник И. Голландская живопись XVII в. и проблемы атрибуции картин. Л., 1980.

Мастера искусства об искусстве / под ред. А. А. Губера. М., 1967. Т. 3.

Ройтенберг О. Гальс. М., 1957.

Ротенберг Е. И. Голландское искусство XVII века. М., 1972.

Соколов М. Н. Бытовые образы в западноевропейской живописи XV—XVII веков.

Тарасов Ю.А. Голландский пейзаж XVII века. М., 1983.

Федотова Е. Рембрандт. М., 2005.

Шмит Г. Рембрандт. М., 1998.

 

При подготовке материала использован текст учебника «Мировая художественная культура. От XVIII века до современности» (Автор Данилова Г. И.).

 

Категория: Искусство (II часть) | Добавил: time
Просмотров: 6115 | Загрузок: 239 | Рейтинг: 0.0/0