Главная » Файлы » Искусство (II часть)

Художественная культура романтизма: живопись
[ Скачать с сервера (3.36 Mb) ] 27.03.2016, 00:41

Художественная культура романтизма: живопись

Эпоха Просвещения подходила к своему закату... Подводя её итоги, итальянский поэт Дж. Лео­парди (1798—1837) писал:

...Зарождающийся золотой

Век должен на себе нести печать

Веков прошедших, потому что сотни

 Начал враждебных, несогласий

                                             прячет

Сама природа общества людского.

И примирить их было не дано

Ни мощи человека, ни уму.

                           Перевод А. А. Ахматовой

Романтизм в художественной культуре начала XIX в. предпринял попытку в какой-то мере осущест­вить это примирение. Отразив слож­ность переходной исторической эпо­хи от классицизма к реализму, он провозгласил ценность отдельной человеческой личности и полную свободу художественного творчества от сковывав­ших его норм и правил. Главным связующим на­чалом романтизма стала формула Ф. Шеллинга о «раскованнос­ти человеческого духа ».

Эстетика романтизма

Романтизм — неоднородное художественное направление в истории мировой художественной культуры. В различных странах он имел свои отличительные особенности, обусловлен­ные местными историческими условиями и культурными тра­дициями. Например, в Италии он развивался в русле традици­онного классицизма. Во Франции он вырос из сентиментализма или предромантизма эпохи Просвещения. В России он проявил­ся в смешанном виде несколько позже, органически вобрав в се­бя черты классицизма.

В некоторых странах влияние романтизма прекратилось уже к 1820-м гг., а к середине XIX в. он стал лишь воспоминанием о недавнем прошлом. Во второй половине столетия романтизм был повсеместно вытеснен другими художественными течения­ми, но это вовсе не означало, что он прекратил своё существова­ние. В дальнейшем романтизм лишь трансформировался в дру­гие стилевые течения, например проявился в неоромантической музыке Рихарда Вагнера, в живописи прерафаэлитов. Много об­щего у романтизма и с символистами конца XIX — начала XX в. Своеобразное воплощение он находит и в искусстве модерна.

Слово «романтизм» восходит к латинскому romanus — рим­ский, т. е. возникший на основе римской культуры или тесно с ней связанный. Позднее этим словом стали называть широкий круг различ­ных явлений. Например, его соотносили с понятием жанра романа, где обычно описывались возвышенные, фантасти­чески неправдоподобные чувства героев. Таким образом, слова «романтический» или «романический» воспринимались в качестве синонимов. Существовало и другое толкование этого термина. В Сред­ние века оно указывало на принадлеж­ность произведения, написанного не на латыни, а на одном из новых языков ро­манской группы. Тогда же сложился осо­бый стиль романской архитектуры.

Со временем слово «романтизм» и вовсе отделилось от своего историческо­го корня и начало жить самостоятель­ной жизнью. Так, в конце XVIII в. оно было подхвачено молодыми немецкими писателями и стало названием новой ли­тературной школы, пришедшей на сме­ну сентиментализму и классицизму.

Рассматривая мировую художественную культуру в её исто­рическом развитии, мы ограничимся узким, конкретным пони­манием романтизма как художественного направления, сло­жившегося на рубеже XVIII—XIX вв. и охватившего почти все виды искусства. Именно в это время появились первые теорети­ческие и философские программы романтиков.

Сложность и противоречивость романтизма породили мно­жество споров, не затихающих и в наше время. Но при этом сле­дует отметить, что при явном разнообразии идейных течений и творческих манер внутри романтизма он представлял собой еди­ное направление художественной культуры, отвечавшее общим эстетическим требованиям и принципам.

Каковы главные эстетические принципы романтизма?

1. Неприятие реальной жизни, стремление познать непо­знанное. Идеи романтизма возникли на почве неудовлетво­рённости действительностью, кризиса идеалов классицизма, стремления уйти в мир идеальных представлений, утопических мечтаний о совершенстве мира. Романтики, пережившие разоча­рование во Французской революции, не оправдавшей их надежд, обратили свои взоры к миру чувств и переживаний человека.

Что жизнь, когда в ней нет очарованья?

Блаженство знать, к нему лететь душой,

Но пропасть зреть меж ним и меж собой;

Желать всяк час и трепетать желанья...

                          В. А. Жуковский «Певец»

Постоянно изменяющаяся жизнь открывала новые горизон­ты для человеческого познания. Новое, непознанное становится главным предметом изображения.

2. Исключительность романтического героя (внутренняя раздвоенность, одиночество в реальном мире, поиски идеала и мечты, жизнь в сфере эмоций и чувств). Героями романтических произведений становятся не обычные люди в их повседневной жизни, а исключительные характе­ры в исключительных обстоятельствах. Романтический герой  чувствует в себе отвагу кинуться наудачу в мир, нести всю зем­ную скорбь и всё земное счастье, биться с бурями и не робеть при треске кораблекрушения» (Гёте). Он может посвятить всю жизнь поиску  голубого цветка» — своей мечты и идеала.

В реальном мире он чувствует себя неуютно и одиноко. Его личность находится в постоянном противостоянии, конфликте с окружающим его миром.

Я не в себе живу: я лишь частица

Того, что вкруг меня; меня вершины гор

Волнуют, а столицая столица —

Мне пытка...

                                Перевод Г. Шенгели

Так говорит Чайльд Гарольд — герой поэмы Джорджа Гордо­на Байрона (1788—1824), ставший «новым Гамлетом» — роман­тическим символом эпохи. Но это вовсе не тяготит его, напротив, он любит свою исключительность и одиночество. Таким образом, в произведениях искусства индивидуализм становится своеоб­разной формой протеста и самозащиты героя.

Если человеку не суждено изменить жестокую действительность, то он мо­жет уйти в мир фантазий, грёз и иллю­зий.

В отличие от человека эпохи класси­цизма, творца и вершителя своей судь­бы, теперь в центре внимания чаще ока­зывается человек, ставший жертвой рокового стечения обстоятельств, живу­щий в сфере эмоций и чувств. Интерес к душевным переживаниям героя, его страстям, страданиям и душевным му­кам отличает произведения романтиз­ма.

«Первым прибежищем романтиче­ского сердца» (В. В. Аникет) становится любовь героя. Как правило, между влюб­лёнными нет согласия, они постоянно вынуждены преодолевать препятствия, разрешать конфликты, преодолевать от­чуждение и недоверие. Романтическая любовь чаще всего имеет трагический ис­ход.

3. Природа как выражение стихий кого начала жизни, прообраз Свободы.

В жизни Природы герой-романтик всег­да видит отражение либо своей собствен­ной души, либо идеальной жизни, составляющей предмет его мечтаний. Желание слиться с природ ной стихией характерно для героя-романтика:

...Здесь ничего не ранит взор

 Среди природы. Лишь один позор:

Колечком быть в её цепи телесной,

Одной из тварей, — а душа в простор

Стремится: в горы, к звёздам, в свод небесный,

В ревущий океан, чтоб с ними слиться тесно.

Дж. Байрон. «Паломничество Чайльд Гарольда»

                                                   Перевод В. Левина

Перед стихией Природы человек беспомощен и слаб. Искус­ство романтизма даёт множество примеров подобных взаимоот­ношений Человека и Природы, а иногда, наоборот, представляет нам мирные, идиллические пейзажи, напоминающие нежные пасторали.

4. Культ прошлого: идеализация Античности и Средневе­ковья, интерес к фольклору. Давно ушедшие исторические эпо­хи, «даль времён» стали художественной метафорой романтиче­ского искусства. В далёком прошлом романтики надеялись най­ти гармонию и красоту, не существовавшие в их современном мире. Их искусство исполнено доблести и героики, возвышен­ной любви и благородного рыцарства. Идеализация прошлого отчётливо выражена в стихотворении М. Ю. Лермонтова «Уми­рающий гладиатор» (1836), «преданья старины глубокой» вол­нуют воображение романтического героя:

Стараясь заглушить последние страданья,

Ты жадно слушаешь и песни старины,

И рыцарских времён волшебные преданья —

Насмешливых льстецов несбыточные сны.

Романтики создали свою оригинальную античную тради­цию, которая была преисполнена особой, ностальгической грус­ти, составившей эмоциональную окраску романтизма. Сознание бренности всего живущего на земле, тоска по безвозвратно ухо­дящему настоящему и неизвестность будущего характерны для эстетики романтизма.

Оригинальной «реабилитации» подверглась и средневековая культура, отвергнутая классицизмом в эпоху Просвещения. Од­них увлекала выдуманная идиллия Средневековья, другие иска­ли в нём яркие характеры, сильные и пылкие страсти, для третьих она становилась символом национальной независимос­ти, примером самоотверженной борьбы за свободу.

Наиболее отчётливо средневековые реминисценции прояви ли себя в неоготической архитектуре романтизма, отличавшейся утончённостью архитектурных форм, искусной отделкой фаса­дов, ажурностью и хрупкостью многоцветных витражей. В неоготическом стиле создавались и крупнейшие общественные соору­жения — здания Парламента в Лондоне (архитекторы Ч. Бэрри и О. Пьюджин) и в Будапеште (архитектор И. Штейндл). В величественных очертаниях этих сооружений обращают на себя вни­мание устремлённые в небо шпили башен, стрельчатые арки- пышное декоративное убранство фасадов.

Для искусства романтизма характерен интерес к фольклору. Именно романтикам мы обязаны первыми сборниками народ­ных сказок, народных песен.

Повышенное внимание к сложному миру человека, нацио­нальному колориту, историзм, а также неприятие реальной жизни, определившие главные завоевания романтизма, прибли­зили реализм — другое стилевое направление, параллельно раз­вивавшееся в художественной культуре первой половины XIX в.

Живопись романтизма

В истории мировой живописи романтизм составил яркую и блистательную эпоху. Живописные полотна Э. Делакруа (Фран­ция), Ф. Гойи (Испания), К. Д. Фридриха (Германия), С. Щед­рина, О. Кипренского и И. Айвазовского (Россия) — лучшее, что создано в эпоху романтизма. Свободные от всяческих догм, доктрин и школ, художники подчинялись только зову собствен­ной души, уделяли особое внимание выразительному изображе­нию чувств и переживаний человека.

Действительно, живописи романтизма была присуща «страш­ная жажда творить всеми возможными способами». Любимыми выразительными средствами романтической живописи стали: яркий, насыщенный колорит, контрастное освещение, эмоцио­нальность манеры, мазка, фактуры. Художники часто прибега­ли к языку намёков и символов, приглашая зрителей дорисо­вать в воображении всё остальное.

Многие художники эпохи романтизма считали, что к понима­нию сущности бытия нужно идти через постижение людей, внут­реннего мира человека. Каков же он, человек романтического по­коления, запечатлённый на полотнах выдающихся творцов?

Часто он становится свидетелем жестоких кровопролитий и войн, трагических судеб целых народов. Он совершает героиче­ские поступки, способные вдохновить окружающих. Это человек, остро чувствующий свою собственную раздвоен­ность и неустойчивость в этом мире. Он гордится внутренней свободой собственного Я и в то же время страдает из-за этого. Он соединяет в себе протест и бессилие, наивные иллюзии и пессимизм, нерастраченную энергию и разочарованность. Не на­ходя идеала в современном мире, он обращается к прошлому, воз­водит на пьедестал благородных рыцарей Средневековья. Но, как бы ни был противоречив облик героя-романтика, в нём утвержда­ется исключительная ценность человеческой личности, её порыв к неограниченной свободе и творческому самовыражению.

Романтиков привлекала современность, в которой они чер­пали сюжеты для многих своих произведений. Великая фран­цузская революция и последовавшие за ней захватнические по­ходы Наполеона, жестокие политические репрессии и казни, бесконечные смены правительств и революционный взрыв 1830 г. с особой остротой поставили вопрос о роли народа и личности в истории. Живопись романтиков выбирала в герои не великих деятелей эпохи, а целые народы, представителей простых сосло­вий, ставших активными творцами истории. В полотнах Жери­ко («Офицер конных егерей императорской гвардии, идущий в атаку» и «Раненый кирасир»), Делакруа («Свобода, ведущая на­род (28 июля 1830 г.)»), Гойи («Восстание 2 мая 1808 года в Мад­риде» и «Расстрел повстанцев») были провозглашены новые идеалы и художественные принципы.

Эжен Делакруа (1798—1863) стал тем художником, который сумел выразить широчайший масштаб современной истории. Находясь под впечатлением событий Июльской революции 1830 г., он сообщал в письме к брату: «...Если я не сражался за родину, то пусть, по крайней мере, буду писать ради неё». Пат­риотический порыв, грандиозный масштаб происходящего он передал в знаменитой картине «Свобода, ведущая народ (28 июля 1830 г.)» сочетающей в себе почти протокольную ре­альность репортажа с духом возвышенной романтической алле­гории. Не случайно современники назвали ее «Марсельезой французской живописи».

По развалинам баррикады, только что отбитой у правитель­ственных войск, прямо по телам убитых грозно и стремительно движутся повстанцы. Июльское солнце, с трудом пробивающее­ся сквозь клубы порохового дыма, высвечивает отдельные фи­гуры людей. Каждый образ олицетворял собой героический характер нации и был подсказан художнику самой жизнью, сви­детельствами очевидцев и непосредственных участников восста­ния. Вот студент, крепко стиснув ружьё, взводит курок. Рядом рабочий в блузе решительно взмахнул саблей. Парижский гамен неистово размахивает пистолетами. Раненый гвардеец послед­ним усилием воли приподнимается на руках, чтобы взглянуть в лицо прекрасной Свободе.

Смысловым центром картины становится фигура Свободы — прекрасной женщины с трёхцветным знаменем в руке. В едином порыве она увлекает за собой восставших, придавая силы ране­ному солдату, воодушевляя на подвиг детей и взрослых.

.. .Эта сильная женщина...

С хриплым голосом, с огнём в глазах,

Быстрая, с широким шагом,

Наслаждающаяся криками народа,

Кровавыми схватками, долгим рокотом барабанов, Запахом пороха, доносящимся издали,

Отзвуками колоколов и оглушающих пушек...

О. Барбъе. «Ямбы». Перевод А. Г. Конюс

Испанский художник Франсиско Гойя (1746—1828) стал свидетелем наполеоновских войн, опустошивших и разоривших Испанию. В 1808 г. в ответ на жесточайшие репрессии наполе­оновской оккупации в Мадриде вспыхнуло народное восстание. В эти трудные годы Гойя был вместе со своим народом. Произве­дения тех лет сопровождали подписи: «Я видел это!», «Нельзя стерпеть».

Картина «Расстрел повстанцев в ночь на 3 мая 1808 года» явилась обвинительным актом художника злу и насилию. Он явственно ощутил реальные масштабы народной трагедии.

Тёмная, беспросветная ночь опустилась на пустырь площади Манклоа в Мадриде. Здесь 3 мая 1808 г. безликая, серая толпа солдат выполнила страшный приказ — расстреляла без суда и следствия ни в чём не повинных людей. Контрасты света и тени усиливают драматизм происходящего. Резкий свет фонаря при­чудливо освещает выхваченные из тьмы лица повстанцев. В эти последние минуты перед смертью их мысли и чувства напряже­ны до предела. До крови сжаты кулаки непокорившихся, до бо­ли закушены пальцы в немом и отчаянном крике. Застыл в по­следней судороге убитый, ощупывает землю смертельно ранен­ный. Монах в серой рясе сдержанно взывает к Богу. Кто-то отшатнулся, закрывая лицо руками...

В центре картины  рванувшийся навстречу палачам чело­век в ослепительно белой рубахе. Он стоит, широко раскинр крестом руки, напоминая распятого Христа. На фоне происхо­дящего он выглядит символическим напоминанием о справедливом грядущем возмездии. Гойя поднимается над достоверностью исторического факта, утверждая нравственное превосход­ство непокорённого народа, показывая стойкость и красоту его духа.

В отличие от неоклассицистов, отдававших предпочтение со­бытиям ушедшей в прошлое греческой и римской истории, ро­мантики обратились к искусству Средних веков. Яркий след в ис­тории мировой художественной культуры оставили прерафаэли­ты («Pre-Raphaelite Brothers» — «Братство прерафаэлитов») — объединение молодых живописцев, возникшее в Лондоне в 1848 г. и явившееся реакцией на творчество бездарных подражателей Рафаэля. В поисках новых ориентиров, свободных от академи­ческих условностей, за образец искренности и художественной свободы они взяли средневековое искусство. Вдохновение они черпали из рыцарских романов Средневековья, старинных ле­генд в переложении современных поэтов-романтиков, поэзии Данте, драматургии Шекспира.

Одним из главных постулатов провозглашённой ими декла­рации стал призыв: «Любить в искусстве прошлого всё серьёз­ное, прямое и искреннее». Отклик в их сердцах рождала Биб­лия, в которой они находили множество сюжетов, созвучных своему времени. Прерафаэлиты не стремились к исторически верной передаче евангельских эпизодов, гораздо больше их ин­тересовала «правда натуры», культ естественных и искренних чувств человека. Трактовку библейских сюжетов они наполняли внутренним философским смыслом, религиозно-мистическим настроением, предавая его с помощью многочисленных знаков я символов.

Ярчайшим представителем прерафа­элитов был Данте Габриэль Россетти (1828—1882), видевший в христианстве особое духовное начало, способное воз­высить человека. Обращаясь к библей­ским сюжетам из жизни Иисуса Христа и Девы Марии, он создал свой особен­ный и неповторимый стиль, полный мистики, искренности и простоты. Прочтение канонической темы Благове­щения в одноимённой картине «Благо­вещение» было поистине новаторским и очень смелым. Опираясь на Евангелие от Луки, он по-своему рассказал о том, как Деве Марии был послан огненный ангел. Вопреки общепринятой традиции Возрождения, изображавшей Мадонну как святую, молящуюся во время Благо­вещения, Россетти показывает её в обли­ке обыкновенной девушки, испугавшей­ся внезапного появления архангела Гав­риила. Принесённая им Благая весть явно застаёт её врасплох: она прижалась к стене и покорно внимает его словам. В смущённом и подавленном взгляде, прикованном к цветку лилии в руках не­бесного посланника, нет радости, напротив, в нём угадываются настороженность и страх. Непривычен был и облик архангела Гавриила, представшего без крыльев и в одеждах, едва прикры­вавших его обнажённое тело. Лишь нимб над головой, парящий над рукой голубь, язычки пламени под ногами указывали на его божественное происхождение.

В картине много символики, восходящей к средневековой мистической литературе и искусству. Если в традиционном христианском искусстве белая лилия воспринималась как сим­вол духовной чистоты и невинности Девы Марии, то в картине Россетти она одновременно ассоциируется с цветком траура, знаменующим распятие Христа. Почти каждая вещь, запечат­лённая художником, приобретала здесь глубокое символическое звучание.

Важнейшее средство передачи чувств и настроений — цвето­вая гамма картины. Несмотря на явную монохромность (доми­нирующий холодный белый цвет) с небольшими вкраплениями синего (канонический цвет Богоматери) и красного (символ жертвы Христа), краски создавали ощущение таинственного чу­да, происходящего прямо перед глазами зрителя.

Нарушение привычных канонов христианской живописи, ко­нечно, не могло понравиться ревностным служителям церкви, не понравилось оно и многочисленной публике. Критика друж­но отмечала разрыв с классической традицией и сочла такую трактовку евангельского сюжета явно неприличной.

Так как религиозные картины прерафаэлитов подверглись особенно жёсткой критике, то в конечном счёте живописцы-но­ваторы обратились к литературным сюжетам. К их знаменитым программным произведениям можно отнести картину Джона Эверетта Миллеса (1826—1896) «Офелия», сюжет которой был навеян трагедией Шекспира «Гамлет». Несмотря на ожесточён­ные споры, вызванные их произведениями, прерафаэлитам уда­лось создать «новое и более смелое английское искусство, кото­рое заставило людей размышлять» (У. X. Хант). Они привнесли в живопись всю полноту романтического мироощущения и на­полнили её поэзией.

Братство прерафаэлитов», просуществовавшее менее 10лет, стало одним из самых ярких событий в художественной жизни середины XIX в. Оно оказало огромное влияние на изобрази­тельное искусство вплоть до середины XX столетия.

                                                                            ***

Значительный вклад в создание образов романтического героя внёс русский портретист Орест Адамович Кипренский (1782—1836). Романтический портрет стал настоящим призва­нием художника. Что же особенно привлекало современников в его портретах, ведь в русской школе было немало корифеев портретной живописи? Чем так покорил зрителей талантливый мастер?

На большинстве созданных Кипренским произведений ле­жит печать необычности, подчас загадочности. Художник не ставит перед собой цель дать достоверную, точную характерис­тику героев. Главное для него — передать томление героя по да­лёкому, порой несбыточному идеалу, воплотить внутренний раз­лад души, неудовлетворённость, трагическую надломленность, затаённую печаль и дух сомнения. Вот почему в галерее портрет­ных образов значительное место занимают мечтатели, люди вы­соких и благородных стремлений, которым чужды обыденность и повседневность.

Одним из самых ярких и глубоких романтиче­ских портретов О. А. Кипренского является портрет Е. В. Давыдова, двоюродного брата поэта и гу­сара Дениса Давыдова. Это образ человека бурной и героической эпохи, требующей «отчизне посвя­тить души прекрасные порывы». Перед нами про­тиворечивая личность, в характере которой соеди­нились внешняя бравада и воинская удаль лихих гусар, чувство долга и душевное благородство, дух весельчака и сосредоточенность глубоко мысляще­го человека. Это естественный, живой человек, особенно высоко ценящий личную свободу и неза­висимость.

Оригинально колористическое и композицион­ное решение картины. Художником удачно найде­на гармония цветов: желтоватого тона лица, ярко- красного мундира, белых лосин, золотых позумен­тов, серебряных шнуров портупеи и чёрного лака сапог. Динамизм образу придаёт романтический пейзаж: Давыдов стоит возле дерева, сломанного ветром или поражённого молнией. Над ним сгуща­ются клубы белых облаков, несущихся по синему грозовому небу. Эмоционально окрашенная атмосфера пейзажа явно контрастирует с небрежно спо­койной позой героя.

Кипренскому принадлежит серия карандашных портретов героев Отечественной войны 1812 г. Лёгкий и виртуозный ка­рандаш художника отмечает в облике этих людей черты высоко­го интеллекта, готовность к подвигу и благородство души. С ув­лечением он рисует поколение победителей, героических «детей 1812 года» в военных мундирах, ополченских фуражках и по­ходных плащах.

Будучи современником А. С. Пушкина, Кипренский создал целую галерею образов, входящих в близкое окружение поэта: П. А. Вяземского, Н. И. Гнедича, И. А. Крылова, К. Н. Батюш­кова, К. Ф. Рылеева. Ему принадлежит знаменитый портрет А. С. Пушкина — «питомца чистых муз», испол­ненный творческого порыва и вдохновения. Заме­чательны и женские портреты художника. Молодые дамы, запе­чатлённые на них, обаятельны, старушки — величаво спокойны и благородны. Портреты Е. Растопчиной и Е. Ав дул иной при­надлежат к подлинным шедеврам Кипренского.

                                                                         * * *

Художники романтизма привнесли иной взгляд на природу, в которой увидели не просто среду человеческого обитания, а Вселенную, маленькой частицей которой является человек. В то же время природа нередко противостоит человеку с его су­етностью бытия и тщеславными желаниями.

Излюбленный тип романтического пейзажа — затянутое тёмными тучами небо, сквозь которое пробивается лунный свет, или мрачное бушующее море, где все напоминает о неустойчи­вости человеческой жизни. Трагическое понимание зыбкости бытия передано в многочисленных сценах кораблекрушений и стихийных природных катаклизмов, грозящих человеку неот­вратимыми катастрофами.

Восприятие природы романтиками глубоко эмоционально, она живёт и дышит вместе с человеком. Для подобного отраже­ния жизни природы у романтиков были свои излюбленные при­ёмы. Ощущение безграничности и безбрежности природы пере­дано пейзажами, уходящими к горизонту.

Яркий пример западноевропейской пейзажной живописи ро­мантизма — творчество немецкого художника Каспара Давида Фридриха (1774—1840). Он писал горные, морские и лесные пейзажи, давая почувствовать зрителю безграничность и беспре* дельность высей и далей. Необъятные просторы с царящей в них тишиной завораживают зрителя, настраивают его на молчали­вое общение с природой. Если он вводит в свои пейзажи челове­ка, то создаётся впечатление, что человек заброшен сюда ка­кими-то случайностями или превратностями судьбы. Мы почти никогда не увидим его лица, чаще он показан со спины, сидя­щим на берегу моря или уходящим вдаль по лесной тропе. Нахо­дясь внутри природы и одновременно теснимый ею, он воспри­нимается как чуждый для неё элемент. Крошечные размеры че­ловеческих фигур несопоставимы с грандиозными масштабами гор и лесов, безбрежностью морской глади или неба. Принципи­ально не подписывая и не датируя свои картины, художник лишний раз напоминал, что он является лишь соавтором вечной Природы.

Главным выразителем эмоциональной нагрузки становится цвет, имеющий символическое значение. Он не создаёт иллюзии света, а заставляет предметы и фигуры отбрасывать причудли­вые и таинственные тени. В соединении с романтической симво­ликой (море, корабль, руины средневековых замков, сова, лун­ная ночь, закат солнца, тихое утро) картины Фридриха создают особое эмоциональное настроение.

Удивительно проста и одновременно грандиозна картина «Монах на берегу моря». Почти всю её композицию составляют разноцветные горизонтальные полосы. Внизу — узкая полоска почти белого прибрежного песка, затем — чёрно-синего, свинцо­во-серого моря и затем — светлеющего в вышине мрачного неба. Линия горизонта уводит взгляд зрителя вдаль, в самую глубину картины, открывая беспредельность мироздания. На этом не­обычном фоне художник изображает маленькую фигурку монаха, оказавшегося один на один с величественной Природой. Одино­кий монах-скиталец воплощает романтический идеал художни­ка, раскрывает тему трагической затерянности человека в беско­нечном пространстве.

Русская пейзажная живопись первой половины XIX в. так­же развивалась в русле романтизма. Вольная стихия природы в ней выступала как олицетворение духа свободы и независи­мости.

Иван Константинович Айвазовский (1817—1900) вошёл в историю мировой живописи как «моря пламенный поэт». Этой теме он посвятил всю свою жизнь и не изменял ей никогда. В со­зданных маринах (их, по собственному признанию художника, было около трёх тысяч) он остался верен романтическому иде­алу прекрасной и одухотворённой природы. Бели в молодости его больше интересовала безмятежная тишина моря, залитого золотом солнечных лучей или серебристым светом луны, то по­зднее он обращается к образу могучей, разбушевавшейся сти­хии, предвещающей грандиозные катастрофы.

Картина Айвазовского «Девятый вал» вызвала настоящее паломничество восхищённых зрителей. Громадная волна бу­шующего моря готова обрушиться на людей, судорожно цеп­ляющихся за обломки мачт погибшего корабля. Всю ночь экипаж бесстрашно боролся с морской стихией. Но вот первые лучи солнца пронзили воду, осветив её тысячами ярких бликов и тон­чайших оттенков цветов. Вода кажется прозрачной, она как будто светится изнутри, вбирая в себя клокочущую ярость волн, а значит, давая хрупкую надежду на спасение. По поверьям моряков, девятый вал предвещает по­следний порыв шторма. Смогут ли устоять люди? Выйдут ли они победителями из смертельной схватки с разбуше­вавшейся стихией? Трудно ответить на этот вопрос, но колорис­тический строй картины, полный оптимизма, вселяет такую уверенность.

Вопросы и задания

1. Определите главные эстетические принципы романтизма. В ка­ких видах искусства они нашли наиболее яркое воплощение? Чем они привлекают лично вас? В чём вы видите сильные и слабые стороны ро­мантического мироощущения? Какими чертами характера должен об­ладать романтический герой? Каковы его взаимоотношения с Приро­дой и окружающим обществом? Знакомы ли вам по произведениям ис­кусства подобные персонажи? Расскажите о них подробнее.

2. Какие черты романтизма вы могли бы отметить в произведениях Э.  Делакруа? Какие идеалы этого художественного направления ему удалось воплотить в своих произведениях? Каким настроением они про­никнуты? Сопоставьте картины Делакруа с произведениями академи­ческой живописи. В чём выразилась новизна его живописной манеры? Как вы думаете, почему современники называли картину Э. Делакруа «Свобода, ведущая народ» «Марсельезой» французской живописи? Как в ней сочетаются историческая достоверность и аллегорический смысл?

3. Каков образный мир художника Гойи? Определите главную тему его полотна «Расстрел повстанцев в ночь на 3 мая 1808 года». За какие идеалы они погибают? С помощью каких художественных средств в ней утверждается гражданская позиция автора?

4. Что осуждали и какие ценности ут­верждали художники-прерафаэлиты? Ка­кие проблемы современности они решали в своём творчестве, обращённом к далёкому прошлому (Античности и Средневековью)?

5. В чём оригинальность и необычность трактовки традиционного библейского сю­жета Благовещения в картине Россетти? Сравните эту картину с известными вам про­изведениями на этот сюжет. Какова особен­ность религиозной живописи прерафаэли­тов? В чём проявился её романтический ха­рактер?

6. Художник рубежа XIX—XX вв. К. Со­мов писал о Кипренском как об «одном из лучших когда-либо существовавших порт­ретистов». В его произведениях этого жанра он отмечал, «кроме необыкновенного сход­ства, колорит блестящий... рисунок пра­вильный». Попробуйте доказать справедли­вость слов Сомова. Какими собственными характеристиками вы могли бы дополнить этот отзыв?

7*. Что представлял собой излюбленный тип романтического пейзажа? Какие произведения вы бы причислили к шедеврам пейзажной живописи? Почему?

 

 Творческая мастерская

1. Познакомьтесь с одной из романтических поэм Дж. Байрона («Паломничество Чайльд Гарольда», «Гяур», «Абидосская невеста», «Корсар», «Шильонский узник», «Манфред», «Дон Жуан» — по выбо­ру). Напишите рецензию на одно из прочитанных произведений, ак­центируя внимание на его принадлежности к романтизму.

2. Какие характерные черты романтических героев вы могли бы отметить в портретах поэтов В. А. Жуковского и А. С. Пушкина, вы­полненных О. А. Кипренским? Какие традиции русского портрета XVIII в. унаследовал О. А. Кипренский, а в чём выступил как подлин­ный новатор?

3. Познакомьтесь с «Дневником» Э. Делакруа — ценным историче­ским документом эпохи и выдающимся литературным произведени­ем. Как в нём совмещены лирические описания, глубокий психоана­лиз, тонкое эссе и замечания профессионального живописца? Проил­люстрируйте свои наблюдения примерами. Какие высказывания художника вы захотели бы взять на заметку? Почему?

4. Отказавшись от фальшивой красивости академического искус­ства, прерафаэлиты утвердили свой идеал красоты. Какой именно и почему? Чем вы могли бы объяснить причину столь высокой популяр­ности этих художников?

5. Картина Д. Э. Миллеса «Офелия» — одно из самых знаменитых программных произведений «Братства прерафаэлитов». Попробуйте доказать, что в нём нашла отражение их эстетическая программа.

6*. Познакомьтесь с творчеством английского поэта Джона Китса (1795—1821). Как вы думаете, что могло привлечь начинающие художников-прерафаэлитов в его стихотворениях? В чём выразилась общность их отношения к окружающему миру и искусству?

 Темы проектов, рефератов или сообщений

«Историко-политические предпосылки возникновения ромаит ма»; «Философия и эстетика романтизма»; «Романтизм как мето( стилистическое направление в искусстве»; «Поэты-романтик «Природа и Человек в произведениях ро­мантизма»; «Поиски новых абсолютных идеалов в искусстве романтизма»; «Неого- тический стиль архитектуры»; «Экзотика Востока в произведениях романтизма».

«Герой романтической эпохи в портрет­ной живописи»; «Слияние драмы и мечты в творчестве Э. Делакруа»; «Дух Античнос­ти и “восточные мотивы*’ в произведениях Э. Делакруа»; «История и современность в творчестве Э. Делакруа»; «Литературные реминисценции в творчестве Делакруа (Дан­те, Шекспир, Роберт Бёрнс, Вальтер Скотт, Байрон, Гёте)».

«Художественные особенности портрет­ного искусства Гойи»; «Критика человече­ских заблуждений и пороков в произведени­ях Гойи»; «Семантика жестов и взглядов в картине Гойи “Расстрел повстанцев в ночь на 3 мая 1808 года”»; «Картина “Семья Карла IV” как образец парадного портрета»; «Образы детства в творчестве Гойи»; «Образы исторической эпохи на полотнах Гойи».

«Эстетическая программа и творческий метод прерафаэлитов»; «Образ Христа в творчестве прерафаэлитов»; «Россетти — бунтарь, влюблённый в Данте»; «Что унаследовали прерафаэлиты у художни­ков раннего Возрождения?»; «Мистический идеал красоты и его тра­гическое несоответствие жизни в творчестве прерафаэлитов».

«Мир детства в творчестве О. А. Кипренского»; «Новаторство О. А. Кипренского в жанре портрета»; «История создания портрета А. С. Пушкина работы О. А. Кипренского»; «Поэтичность и романти­ческая мечтательность героинь женских портретов О. А. Кипренско­го»; «Особенности жанра парного портрета в творчестве О. А. Кипрен­ского»; «Галерея карандашных портретов героев Отечественной вой­ны 1812 года». «Айвазовский — “моря пламенный поэт”».

 

 

 

При подготовке материала использован текст учебника «Мировая художественная культура. От XVIII века до современности» (Автор Данилова Г. И.).

 

Категория: Искусство (II часть) | Добавил: time
Просмотров: 5968 | Загрузок: 76 | Рейтинг: 5.0/2