Главная » Файлы » Искусство (II часть)

Изобразительное искусство барокко
[ Скачать с сервера (5.15 Mb) ] 20.12.2015, 21:13

                                                      Изобразительное искусство барокко

В изобразительном искусстве барокко, так же как и в архи­тектуре, преобладали монументальные декоративные компози­ции на религиозные и мифологические темы, парадные портре­ты, предназначенные для украшения интерьеров дворцов.

 Живопись барокко. Творчество Рубенса

Изобразительное искусство барокко наиболее ярко и вырази­тельно представлено декоративной монументальной живо­писью, покорявшей и ослеплявшей современников своим празд­ничным блеском, накалом страстей, неукротимой энергией и динамикой. Пышные композиции украшали стены и потолки (плафоны) дворцов и храмов, загородных резиденций знати и парковых павильонов. Перед зрителем представали разверзшие­ся небеса, стремительно несущиеся в разные стороны группы людей и ангелов, обрамлённые причудливыми очертаниями пышных архитектурных форм. Небо и земля, свет и мрак, силы ада и рая — всё переплеталось в этих аллегорических компози­циях, вовлекая зрителей в неукротимое движение и бурное ки­пение страстей.

Монументальная живопись барокко расширяла границы ре­ального пространства, подчёркивала идею беспредельности ми­ра. Она всё больше напоминала мистическое или театральное действие. Главные её темы — торжество Божественной справед­ливости и прославление на небесах Христа, Богоматери и свя­тых, а также античные аллегорические сюжеты, прославление воинских побед, утверждение новых законов, идея неограничен­ной власти государства и церкви.

К выдающимся художникам барокко можно отнести фламанд­ского мастера Питера Пауэла Рубенса (1577—1640), принадле­жавшего к числу «универсальных гениев искусства, которые не замыкаются в границах того или другого жанра, но умеют отклик­нуться на самые различные стороны жизни» (М. В. Алпатов).

При упоминании имени Рубенса приходят на память пыш­ные фламандские красавицы с золотистыми волосами, сцены

охоты и битв, вакханалии, великолеп­ные пейзажи с клубящимися облаками, стремительно низвергающимися водопа­дами, могучими тенистыми деревьями, безбрежными далями лугов и полей... В каждом своём произведении Рубенс не только передавал сходство с натурой, но и наделял полотно жизненной силой, энергией, доставлял радость зрителю. Он умел наполнять интенсивной, бьющей через край жизнью всё, к чему прика­салась его кисть. Не случайно худож­ник Эжен Делакруа называл его «Гоме­ром живописи», а Карл Брюллов нахо­дил в его картинах «роскошный пир для очей ».

Рубенса часто называют крупней­шим мастером торжествующего барок­ко. Это верно, так как в своём творчестве он унаследовал и развил многие тради­ции этого художественного стиля. Ощу­щение бесконечности мира, неукротимо го всеобщего движения, столкновение стихийных сил и накал человеческих страстей — вот что характерно для многих поло­тен художника. Многофигурные асимметричные композиции, представленные в сложных диагональных ракурсах, изобилуют мельчайшими подробностями и деталями.

Картины Рубенса отличают свободное построение компози­ции, объёмная пластика форм, сильные цветовые эффекты, тон­чайшая игра красочных оттенков. Они полны напряжённой ди­намики, буквально светятся сочными, яркими красками, кото­рые художник накладывал жидким прозрачным слоем таким образом, чтобы сквозь них просвечивал тёплый красноватый подмалёвок. Для него было характерно письмо длинными вол­нистыми мазками. Так, вьющуюся прядь волос он мог написать одним движением кисти. Вот почему грузные тела в его ком­позициях воспринимаются лёгкими, исполненными изящества и грации.

Полотна Рубенса, отвечавшие вкусам монархов, великолеп­но вписывались в роскошное убранство прославленных дворцов Лондона, Парижа и Антверпена. Но его картины нельзя рассмат­ривать только как декорации парадных залов, дворцов и музеев. Это подлинные шедевры, в которых органично сочетаются луч­шие традиции нидерландских мастеров живописи, ощущается собственный почерк талантливого мастера.

Рубенса часто называют счастливым и блистательным худож­ником. И это верно. В 23 года он получил от гильдии Святого Луки звание художника и отправился совершенствовать своё мастерство в Италию.

Посмотрите на его замечательный «Автопортрет с Изабел­лой Брант», и вы поймёте, насколько талантлив был этот на­чинающий художник. Красивое лицо Рубенса спокойно и пре­исполнено чувства собственного досто­инства. Модный, щегольской костюм с широким кружевным воротником, шля­па с высокой тульей и металлической брошкой, кожаные туфли с изящными подвязками подчёркивают его аристок­ратичность и тонкий художественный вкус. Он сидит с молодой женой Изабел­лой в беседке, увитой зеленью и цвету­щей жимолостью. Выразительные глаза супругов обращены прямо к зрителю, их бесконечно добрый взгляд полон тихого и безмятежного счастья. Две склонён­ные друг к другу фигуры, красноречи­вый жест соединённых рук символизи­руют внутреннее согласие и любовь. Да, это был период покоя, труда и тихого счастья в жизни художника.

Рубенс, как уже отмечалось, никогда не замыкался в рамках одного жанра живописи. Он писал многочисленные картины-аллегории, посвящённые важ нейшим проблемам современной жизни, обращал­ся к древним античным мифам, наполняя их со­держание глубоким символическим смыслом. В аллегорической картине «Союз Земли и Воды» он прославляет союз двух при­родных стихий, без которых невозможна жизнь человека. Зем­лю олицетворяет мать богов Кибела, воду — бог морей Нептун. На границе своих владений они заключают союз, который освя­щает крылатая богиня Виктория, возлагающая золотую корону на голову Кибелы. Из-под скалы навстречу зрителю выплывает тритон, трубящий приветствие. Очаровательные путти веселятся и играют в потоках льющейся воды, шумно вырывающейся из ог­ромной урны. Зыбкий союз Земли и Воды не случайно является центром композиции, отражающей надежду Рубенса на скорей­шее процветание родины. После разделения Нидерландов на Се­верные и Южные провинции Фландрия потеряла выход к морю и, следовательно, лишилась выгодных торговых морских путей. Союз двух природных стихий — Земли и Воды — это надежда на установление мира, мечта художника о союзе Фландрии с морем.

Рубенса всегда вдохновляла античная мифология, в ней он находил радость жизни, единение человека с природой, яркие

мужественные образы. Пирующие боги и силены, вакханки и нимфы, сатиры и пастушки, живущие в ми­ре страстей и желаний, становятся главным объектом изображения. В «вакханалиях жизни» Рубенс пе­редаёт своё восхищение человече­ской красотой, умеющей и в мире стихийных чувств сохранить свою глубокую чистоту и праздничное мироощущение.

Немало прекрасных полотен со­здано Рубенсом на темы Священно­го Писания. Одно из лучших его произведений — алтарная картина «Снятие с креста», блестяще опи­санная французским писателем, ху­дожником и искусствоведом Э. Фро- мантеном в книге «Старые мастера» (1820—1876):

«Сцена — значительна и суро­ва... здесь страдание представле­но благородное и величаво-ти­хое. Тут всё сдержанно, сжато, лаконично, как на страницах Священного Писания. Ни искривлённых тел, ни криков, ни мук, ни лишних слёз. Быть может, только Богоматерь не сдержала рыдания. Непомерная скорбь её выражена неутеш­ным жестом, заплаканным лицом и красными глазами. Христос — одна из наиболее прекрасных фигур... В нём не­уловимо гибкое, утончённое изящество, передающее мягкость тела и изысканность, свойственную прекрасному академиче­скому этюду. Чувство меры — тонко. Вкус — совершенен. Рисунок не уступает по силе чувства. Обратите особенное внимание на то... как осторожно его поддерживают, как бес­сильно изогнуто оно, покрытое длинным саваном, с какой любовью и тоской принимают его к себе на руки женщины. Есть ли что-нибудь более трогательное?..

Это картина с темноватым фоном, на котором положены ши­рокие, сильные, совершенно не оттенённые световые пятна. Колорит не очень богат. Он напряжён, выдержан, точно рас­считан на впечатление издали... Он слагается из тёмно-зелё­ного, почти чёрного цвета, из абсолютно чёрного, из немного глухого красного и из белого. Эти четыре цвета положены один возле другого так же свободно, как могут быть положе­ны четыре краски такой силы... всё это поразительно по раз­маху и строгости ».

В 1609 г. Рубенс был назначен придворным живописцем, а это в свою очередь поднимало его престиж в обществе и откры­вало ему путь к свободному творчеству. В заказах не было недос татка, число поклонников его таланта постоянно росло. Заказчиками художника были француз­ская королева Мария Медичи, принцесса Нидерландов Изабел­ла, генуэзские купцы...

Не имея возможности быстро выпол­нять многочисленные заказы, Рубенс со­здал огромную мастерскую, куда стека­лись лучшие молодые художники Фландрии, среди которых были знаме­нитые Антонис Ван Дейк (1599—1641), Якоб Йордане (1593—1678) и Франс Снейдерс (1579—1657).

Рубенс обладал колоссальной рабо­тоспособностью. В шесть часов после ут­ренней мессы он шёл в мастерскую к ра­бочему столу или мольберту, делая де­сятки эскизов и рисунков на бумаге или картоне. Затем он обходил учеников, специализировавшихся на определён­ных элементах картины, прописывал уже готовые композиции, едва касаясь кистью отдельных частей полотна. Им создано около полутора тысяч самостоя­тельных произведений и ещё столько же совместно с учениками — невероятная цифра для выдающегося мастера, про­жившего всего 63 года! Убедительный комментарий к сказанному — оценка Делакруа: «Рубенс — Бог!»

Рубенс был не только художником, но и блестяще образован­ным человеком. Разносторонний учёный, знаток и коллекци­онер древностей, дипломат, ведший переговоры с монархами Испании и Англии, полиглот, знавший семь языков, переписы­вавшийся с выдающимися людьми Европы, архитектор, издав­ший двухтомную книгу «Дворцы Генуи» и построивший свой великолепный дом с парком в Антверпене, он снискал себе за­служенную славу при жизни. В 1630 г. после удачной диплома­тической миссии английский король Карл I пожаловал худож­ника в рыцари, подарил ему свою шпагу, шнур с королевской шляпы и кольцо, усыпанное бриллиантами... Один из влиятель­ных покровителей художника однажды заметил: «У Рубенса было столько талантов, что его умение рисовать следует отнести к самому последнему».

Скульптурные шедевры Лоренцо Бернини

Как и живопись, скульптура барокко подчинялась общему декоративному оформлению фасадов и интерьеров зданий. Она отличалась подчёркнутой экспрессивностью форм, её излюбленными мотивами стали спираль, гнутые и витые формы, закруглённые грани, возможность рас­смотрения их с разных точек зрения. Идеальные скульптурные образы сочетали в себе бурную ди­намику выражения чувств, реальность с фантази­ей, искусственные материалы с природными. До­биваясь впечатления невесомости фигур, скульп­торы, казалось, стремились преодолеть тяжесть мрамора или бронзы.

Одним из лучших мастеров скульптуры барок­ко был Лоренцо Бернини, которому удалось и в этом виде искусства сделать немало художественных открытий. Определяя главные особенности изобра­зительного искусства барокко и скульптурного творчества Бернини, искусствовед Н. А. Дмитри­ева отмечала:

«Характерно, что живописность мыслится как идеал пластики. Не живопись стремится быть скульптурной, как в искусстве Возрождения, а скульптура хочет быть живописной... Немуд­рено писать красками воздушные облака или пушистый мех и лёгкое кружево, а вот превратить мрамор в облака и мех — это триумф художника, для которого нет ничего невозможного».

Действительно, Лоренцо Бернини умел подчинять своей творческой фантазии твёрдый камень, превращая его в послуш­ный и податливый материал. Он говорил:

«...Я победил трудность, сделав мра­мор гибким, как воск, и этим смог в известной степени объединить скульптуру с живописью...»

Он мог вручную шлифовать камень по пять—семь часов в день «без единой передышки». Такого напряжения и са­моотверженности в работе не выносили даже его молодые ученики-помощники. Тщательно обрабатывая белый или цветной мрамор и бронзу, он добивался удивительных световых эффектов, ими­тировал блеск и мягкость кожи, факту­ру ткани. Но главной заслугой скульп­тора было мастерское воспроизведение тончайших движений человеческой ду­ши, в этом искусстве ему не было рав­ных. В интерьерах соборов и капелл, оформляя ансамбли площадей, он со­здавал непревзойдённые по красоте и изяществу композиции.

Подлинным шедевром скульптурно­го творчества Бернини стала скульп­турная композиция «Экстаз Святой Те резы» для римской церкви Санта Мария делла Витториа. Композиция раскрывает один из эпизо­дов записок испанской монахини Терезы, жившей в XVI в. и по­зднее причисленной церковью к лику святых. В своих записках она рассказала, как однажды к ней во сне явился ангел и прон­зил ей сердце золотой стрелой:

«В руке ангела я увидела длинную золотую стрелу с огнен­ным остриём; мне показалось, что он вонзил её несколько раз в моё сердце... Боль была так сильна, что я не могла удер­жаться от крика, но в то же время испытала такую бесконеч­ную сладость, что... пусть бы эта боль длилась вечно».

Перед Бернини стояла непростая задача изобразить сверхъ­естественное явление, поэтому скульптурная группа была за­думана как видение во сне. Автору удалось виртуозно передать в мраморе высшее напряжение чувств героини. Нереальность происходящего подчёркнута пучками лучей на заднем плане и клубящимися облаками, на которых полулежит Святая Тереза, бессильно запрокинув голову. Её веки полузакрыты, она словно не видит представшего перед ней нежного и улыбчивого ангела. Страдание и наслаждение переплетаются в её болезненно-вос­торженном облике. Эмоции героини доведены до крайнего пре­дела, до исступления, но при этом у зрителя не создаётся впечат­ления неестественности в проявлении чувств.

Композиция помещена в глубокой нише, обрамлённой цвет­ным мрамором. На рельефах боковых стен Бернини запечатлел заказчиков. Эффект мистического видения скульптор подкре­пил светом, падающим в дневное время сквозь жёлтое стекло ок­на собора. Мастер скрывает от зрителя точки опоры фигур, ему удаётся представить их парящими в облаках.

Глядя на это произведение, кажется, что Бернини сознатель­но не даёт здесь проявиться природе камня: мрамор восприни­мается лишённым тяжести и веса. Твёрдый камень пласти­чен и податлив, он передаёт то воздушность облаков, то барха­тистую нежность кожи, то гладкость ткани. В фигурах он отполирован с осо­бой тщательностью: бурно извиваются складки одеяния, сливающиеся с клу­бящимися облаками. Складки драпиро­вок настолько глубоко прорезаны, что эта вспененная поверхность разрушает цельность объёма композиции. Да, Бер­нини победил мрамор, он действительно сделал его «гибким, как воск».

К лучшим творениям Бернини при­надлежат и фонтаны, которыми он укра­сил Рим. Самые известные из них — фонтан Тритона и фонтан Четырёх рек — блестящее сочетание экспрессивной ба­рочной пластики с бурлящей и пеня­щейся водой.

 

 Вопросы и задания

Почему изобразительное искусство барокко тяготело к декора­тивно-монументальной живописи, каковы его характерные черты? Чем можно объяснить особый интерес художников к аллегорическим сюжетам на мифологическую или библейскую тематику? На примере известных вам произведений попробуйте показать их принадлежность к стилю барокко.
Что характерно для творческой манеры Питера Рубенса? Поче­му его называют крупнейшим мастером барокко? Каковы главные те­мы его творчества? Отметьте характерные особенности в изображении мира и героев на полотнах художника. Какие из произведений Рубен­са вам особенно понравились? Почему?
Какими художественными средствами Лоренцо Бернини доби­вался особого воздействия скульптуры на чувства зрителей? Как ему удавалось передавать стремительную динамику жизни, самые слож­ные и тонкие движения человеческой души? Какова художественная роль деталей в созданных им скульптурных портретах?

 

 Творческая мастерская

Фреску Микеланджело «Страшный суд» в Сикстинской капел­ле Ватикана, произведения позднего Тициана и огромные диагональ­ные композиции Тинторетто, созданные в эпоху позднего Возрожде­ния, часто рассматривают как предвосхищение стиля барокко в живо­писи. Согласны ли вы с таким утверждением? Аргументируйте свой ответ.
Познакомьтесь с творчеством знаменитых учеников Рубенса Ан­тониса Ван Дейка, Якоба Йорданса или Франса Снейдерса. Что общего и в чём различие их творческой манеры по сравнению с произведения­ми их прославленного учителя? Оформите стенд (выставку или аль­бом) на тему «Фламандские живописцы барокко». Сопроводите живо­писные произведения краткими аннотациями.

 

Темы проектов, рефератов или сообщений

«Изобразительное искусство барокко»; «Монументальная живо­пись итальянских и французских мастеров»; «Особенности парадного портрета барокко»; «Традиции Возрождения в изобразительном ис­кусстве барокко»; «Портретное искусство Питера Рубенса»; «Творче­ство Антониса Ван Дейка»; «Живописные шедевры Якоба Йорданса»; «Натюрморты Франса Снейдерса»; «Произведения фламандских мас­теров в собраниях российских музеев»; «Скульптурные шедевры Ло­ренцо Бернини»; «Роль художественной детали в скульптурных про­изведениях Лоренцо Бернини».

 

Книги для дополнительного чтения

Авермат Р. Рубенс. М., 1995.

АркинД. Е. Образы архитектуры и образы скульптуры. М., 1990. Барокко. Архитектура. Скульптура. Живопись / под ред. Р. Тома­на. М., 2000.

Варшавская М. Л. Питер Пауль Рубенс. М., 1958.

Грицай Н. Фламандская живопись XVII века. Л., 1990.

Живопись барокко. Глубины души в беспредельности мира. М., 2002.

Лебедянский М. С. Портреты Рубенса. М., 1991.

Локтев В. И. Барокко: от Микеланджело до Гварнини. М., 2004. Мастера искусства об искусстве / под ред. А. А. Губера. М., 1967. Т. 3.

Морозова С. В. Якоб Йордане. М., 1974.

Прусс И. Е. Западноевропейское искусство XVII века. М., 1974. Уэджвуд К. В. Мир Рубенса. М., 1998.

 

При подготовке материала использован текст учебника «Мировая художественная культура. От XVIII века до современности» (Автор Данилова Г. И.).

 

Категория: Искусство (II часть) | Добавил: time
Просмотров: 6705 | Загрузок: 48 | Рейтинг: 3.0/1