Главная » Файлы » Искусство (I часть)

Развитие русского регионального искусства
[ Скачать с сервера (6.81 Mb) ] 27.04.2016, 21:36

Развитие русского регионального искусства

Во второй половине XII в. в жизни Древнерусского государства происходят изменения, которые определяют судьбу русской культуры на много веков вперед. Киев окончательно теряет свое политическое и культурное значение. Ослабление международных и торговых связей Киевской Руси, участившиеся набеги кочевников способствовали переселению славянских народов с юга на север. Хотя галицкому князю Ярославу Осмомыслу (?—1187) еще удавалось удержать в подчинении Великий Новгород, Киев, Чернигов, после его смерти начинается дробление Древнерусского государства на мелкие удельные княжества.

Память о единстве земли Русской и о прежней славе Киевской Руси еще жила в произведениях устного народного творчества, но в реальной жизни наступал период феодальной раздробленности, продолжавшийся вплоть до середины XV в.

 Искусство Великого Новгорода

После распада Киевской Руси отдельные княжества и города начали приобретать самостоятельность. В культуре Великого Новгорода, также отделившегося от Киева, все яснее проявляются черты самобытности, во многом обусловленные ослаблением княжеской власти и усилением демократических тенденций в обществе. Новгородское вече, ставшее постоянно действующим органом самоуправления, долгое время сохраняло значение символа городской свободы и независимости. Торгово-ремесленный Новгород никогда не стремился к изысканной роскоши, напротив, на его искусстве лежал отпечаток строгости и простоты. Лучшие новгородские мастера умели создавать подлинные шедевры архитектуры и изобразительного искусства скупыми средствами.

С середины XII в. в Новгороде почти прекращается княжеское строительство и возникает множество небольших приходских храмов. Ярким образцом памятников новгородского зодчества последней трети XII в. по праву считается церковь Спаса Преображения на Нередице. Несмотря на сравнительно небольшие размеры, она производит впечатление монументального сооружения. Объем церкви, увенчанный одним куполом, покоящимся на четырех столпах, разделен на три нефа и завершен с востока тремя алтарными апсидами. Характерную особенность ее композиции составляют резко пониженные боковые апсиды. Объемно-пространственное решение интерьера четко «прочитывается» в наружном облике здания, фасады которого расчленены широкими, далеко выступающими лопатками на три части. Облик церкви по-новгородски сдержан и строг: ни одна деталь не нарушает гармонии целого. Ее единственное украшение — аркатурный пояс под куполом массивного барабана, прорезанного восемью узкими окнами, — усиливает впечатление простоты и величия.

Мировую известность церкви Спаса Преображения на Нередице принесли фрески, выполненные свободно и энергично в необычайно светлом колорите: сочетании желто-красных охр, нежно-зеленого и синего цветов. Белильные цвета, положенные крупными, рельефными мазками на ликах святых, создают атмосферу удивительной гармонии и умиротворенности, настраивают человека на возвышенное созерцание и общение с Богом. Объемная живопись, сотканная из отдельных сюжетов и фигур, построенная на контрастах, соседствует с изображениями, выполненными в графической, орнаментальной манере. К сожалению, в годы Великой Отечественной войны церковь на Нередице была разрушена в результате обстрелов, почти полностью погибли и ее древние фрески. В восстановленном в 1956—1958 гг. здании сохранились лишь фрагменты росписи алтарной части и нижних участков других стен.

Со строительством церкви Рождества Богородицы в первой четверти XIII в. на месте языческого святилища в Перыни (по имени бога Перуна) создается новый тип церкви, ставший определяющим для новгородской архитектуры XIV—XV вв. В последующих постройках менялись пропорции, форма покрытия, декор, прибавлялись и исчезали западные притворы, но сам тип новгородских сооружений на протяжении более двух столетий оставался неизменным. К высшим достижениям зодчих можно отнести церкви Спаса Преображения на Ковалеве (1345), Федора Стратилата на Ручью (1360—1361), Спаса Преображения на Ильине улице (1374), Петра и Павла в Кожевниках (1406), Симеона Богоприимца в Зверином монастыре (1467) и др.

В конце XIII в. формируется новгородская школа иконописи, достигшая расцвета во второй половине XIV — начале XV в. К сожалению, множество замечательных новгородских икон погибло в огне средневековых пожаров, еще больше пострадало в годы Великой Отечественной войны.

В новгородских иконах много экспрессии, эмоциональной выразительности, непосредственности в выражении чувств. Новгородский мастер предпочитал яркие, чистые, насыщенные цвета на излюбленном красном фоне. Пылающая киноварь (красная краска фона), на которой особенно выразительно смотрелись зеленый и синий цвета, должна была заменить блистание привычного золота. Контрастность и насыщенность колорита, симметричность композиции, некоторая вытянутость и четкие контуры фигур, их устремленность к небу, оторванность от земли, экспрессивность и динамичность в выражении чувств стали ее отличительными чертами. О характерных особенностях новгородской живописи справедливо говорил исследователь И. Э. Грабарь: «Яркая по краскам, сильная, смелая, с мазками, положенными уверенной рукой... без колебаний, решительно и властно».

Тесное творческое содружество связывало новгородских мастеров с византийскими художниками, среди которых особенно выделялся Феофан Грек (ок. 1340 — после 1405 г.), прибывший в Новгород в 70-е гг. XIV в. Немногое нам известно об этом замечательном мастере. Интересное свидетельство'принадлежит его другу, писателю Епифанию Премудрому:

«Когда я жил в Москве, там проживал и преславный мудрец, философ, зело хитрый Феофан, родом грек... и среди иконописцев отменный живописец, который собственною рукой расписал много различных церквей каменных — более сорока, какие имеются по городам... Когда он все это рисовал или писал, никто не видел, чтобы он когда-либо взирал на образцы, как делают некоторые наши иконописцы, которые в недоумении постоянно всматриваются, глядя туда и сюда, и не столько пишут красками, сколько смотрят на образцы. Он же, казалось, руками пишет роспись, а сам беспрестанно ходит, беседует с приходящими и умом обдумывает высокое и мудрое, чувственными же очами разумными разумную видит доброту».

Невозможно не запомнить его энергичную, стремительную, эскизную манеру письма, в которой есть и великолепное мастерство колорита, и суровый, порой даже грозный аскетизм. Хотя в колорите его фресок преобладают темные, красно-коричневые тона, его живопись нельзя назвать монохромной. Синяя, оранжевая, лиловая, желтая, белая и черная краски изобилуют оттенками тонов, множеством светотеневых градаций. Художник моделирует формы не столько тоном, сколько светом — яркими мазками белильных бликов. Такая манера письма позволяла более точно передавать объемы фигур и добиваться потрясающей экспрессии.

В церкви Спаса Преображения на Ильине улице в Великом Новгороде, расписанной Феофаном Греком в 1378 г., лучше всего сохранилось изображение Спаса Вседержителя (Пантократора), по традиции размещенное в зеркале центрального купола. Один из исследователей отмечал, что «космическая сила этого образа такова, что земля в целом и населяющие ее твари кажутся ничтожными. Перед ликом такого Христа ни у кого не может остаться никакой надежды на милость и спасение». На хорах этой церкви сохранились фрески седобородых монахов-старцев (столпников), отшельников, добровольно принявших обет отречения. Им чуждо безмятежное счастье, покой, они привыкли подавлять свои чувства и страсти. Их лица отмечены печатью страдания, сомнения и отчаяния. Глубоко посаженные глаза, гордо вскинутые брови, крепко сжатые уголки губ придают лицам особую выразительность и аскетизм.

Феофан Грек. Спас Вседержитель (Пантократор). Фреска из церкви Спаса Преображения на Ильине улице. 1378 г. Великий Новгород.

Вглядитесь в лицо старца Макария Египетского, и вы почувствуете трагизм, затаенную мольбу, скорбь и надежду. Седые волосы, слезящиеся, почти слепые глаза, покрытое морщинами лицо, отчаянный, отрешенный от мирской суеты жест поднятых рук, могучий разворот плеч — все призвано передать былую мощь и твердость духа старца. Некогда он был знаменитым теологом, автором многочисленных богословских «Бесед», а теперь, уединившись от внешнего мира, по-прежнему не находит душевного успокоения.

Оставив яркий след в новгородском искусстве, Феофан Грек расписывал храмы и в Северо-Восточной Руси. Есть предположения, что ему же принадлежали несохранившиеся росписи Успенского собора в Коломне. Композиция «Успение Богоматери» на дошедшей до нас двусторонней иконе «Богоматери Донской», вероятно происходившая из этого собора, по стилю письма во многом напоминает манеру письма Феофана Грека. Следы пребывания прославленного мастера отмечены в Переславле-Залесском и в Москве, где, как свидетельствует летопись, под 1395 г. он расписывал церковь Рождества, а четыре года спустя — Архангельский собор Московского Кремля. В 1405 г. Феофан Грек вместе с Андреем Рублевым и Прохором из Городца принимал участие в росписи Благовещенского собора. К сожалению, большинство работ прославленного мастера не сохранилось.

Искусство Владимиро-Суздальского княжества

В период феодальной раздробленности, с середины XII в., крупнейшим центром Руси становится Владимиро-Суздальское княжество. Окраинная область Киевской Руси, лежавшая в междуречье Оки и Волги, начинает свое бурное развитие. Широкомасштабное строительство новых городов развернулось во времена правления князя Андрея Боголюбского (1157—1174), сына Юрия Долгорукого. Помимо древних городов — Ростова, Суздаля и Ярославля — выдвигаются новые: Переславль-Залесский, Кидекша, Юрьев-Польский, Дмитров, Москва и особенно Владимир. Здесь создаются выдающиеся памятники искусства, многие из которых сохранились до наших дней.

Храмы строили в основном из тесаного белого камня. Именно к этому времени относится создание общерусского типа храма, обладающего сложной динамичной композицией. Четырехстолпные храмы увенчивались одной главой, возвышающейся на высоком барабане с выступающими с восточной стороны апсидами. Архитектуру этого периода отличали простота декора, строгость пропорций, симметрия.

Свою энергию Андрей Боголюбский направил на строительство новой столицы княжества — города Владимира. Прежде всего он возвел его укрепления и определил градостроительную структуру, в которой главное место отвел возведению Успенского собора. Став композиционным центром Владимира и самым величественным его сооружением, построенным при участии романских зодчих, он был призван воплотить идею божественного величия княжеской власти. Расположенный на высоком берегу Клязьмы, он буквально парил над лежащим в низине городом. (По высоте он превосходил Софийские соборы Киева и Великого Новгорода.) В отличие от ранних построек, план собора был значительно вытянут по продольной оси. Первоначально это был одноглавый шестистолпный храм с примыкающими к нему с трех сторон притворами (дополнительными помещениями, предваряющими вход). Характерной особенностью его внешнего облика стало иное пропорциональное решение объемов: высота храма в два раза превышала его ширину. Впервые в оформлении фасадов были использованы скульптурные изображения — рельефы в виде женских и львиных масок, а также три сюжетные композиции, по одной на каждом фасаде, придавшие собору особую выразительность и изящество.

Успенский собор, возведенный в 1158—1160 гг., был расписан на следующий год. Центральное место в храме занимала византийская икона Владимирской Богоматери, привезенная Андреем Боголюбским из Киева. От первоначальных фресок сохранились лишь фрагменты орнаментальной живописи, в которой угадывается высокий профессионализм выполнявших ее художников. Цилиндрические своды внутреннего пространства опирались на резные карнизы со стилизованными листьями аканфа и парными скульптурными изображениями львов. Хоры в западной части интерьера соединялись переходами с епископским двором, стоявшим к северо-западу от Успенского собора.

Одновременно с храмом началось строительство резиденции владимирских князей в Боголюбово, неподалеку от которой, на берегу реки Нерль, среди заливных лугов, в 1165 г. был возведен белокаменный храм Покрова Богородицы. В простых и благородных пропорциях устремленного ввысь храма зодчим удалось передать удивительную легкость и стройность. Изящный четырехстолпный храм с членением наружных стен на три неравные прясла (часть поверхности наружной стены здания, ограниченная с двух сторон пилястрами или лопатками) венчала глава, поставленная на четырехгранный пьедестал (позднее скрытый кровлей). Первоначально с трех сторон церковь окружали галереи, уравновешивающие выступающие с восточной стороны апсиды. В юго-западной части галерей размещался лестничный переход, по которому можно было подняться на хоры. Четкий ритм аркатурно-колончатого пояса (декоративный мотив, образованный рядом небольших рельефных арок) на поверхности барабана, основном объеме и галереях, резные изображения составляют главное декоративное украшение храма.

Гордость русского зодчества, храм Покрова на Нерли, — настоящий гимн красоте и гармонии человека и природы. Не случайно одни сравнивали этот храм с парусом, уносящимся вдаль по безбрежным волнам времени. Другие уподобляли его милой девушке в подвенечном наряде или белой лебеди, голубке, называли его «поэмой из камня», «чудом русского искусства» (И. Э. Грабарь).

В конце XII — начале XIII в. на владимиро-суздальских землях были возведены столь же прославленные архитектурные шедевры, такие как: Дмитриевский собор во Владимире (1190-е гг.), Рождественский собор в Суздале (1222—1225), Георгиевский собор в Юрьеве-Польском (1230—1234).

Важнейшую роль в художественном оформлении владимирских храмов играла резьба по камню. В стремлении выразить собственное отношение к миру, к красотам природы резчики по камню проявили подлинное мастерство. Свои истоки она черпала в народных традициях декоративно-прикладного искусства, в особенности в резьбе по дереву и орнаментальных украшениях рукописных книг. Едва ли не самым заметным элементом декора стал аркатурно-колончатый пояс.

Среди многочисленных храмов Владимира нарядностью и обилием украшений выделяется Дмитриевский собор. Тонкое резное кружево, сплошь покрывающее поверхности стен от аркатурно-колончатого пояса вплоть до самого купола, — главная примечательность собора, придающая ему особую легкость и изящество. Фигуры Христа, пророков и апостолов, христианских мучеников и святых воинов сочетаются с изображениями зверей, львиными масками и цветущими деревьями (в особенности пальмами). Простенки между окнами украшены переплетенными медальонами с изображениями «горних» птиц.

Рельефы нигде не повторялись и располагались поясами сверху вниз. Верхние изображения были крупнее нижних, что способствовало их лучшему рассмотрению с земли. Наиболее значимые сюжеты, имеющие сакральный смысл, располагались под закомарами и выше них. По технике исполнения резьбы можно выделить плоскостные композиции, барельефы и горельефы. Впервые резьбой покрывались колонки и промежутки аркатурно-колончатого пояса. В целом скульптурное убранство Дмитриевского собора — это одно из высших достижений владимирских резчиков, составляющее славу и особую гордость древнерусского искусства.

Из-за отсутствия широкомасштабного строительства каменных храмов в период монголо-татарского нашествия резко сократилось число произведений монументальной живописи (фресок). Ведущим видом изобразительного искусства стала иконопись. Немногое из произведений сохранило время, но и то, что осталось, свидетельствует об устойчивости художественных традиций, приведших впоследствии к созданию самобытной школы.

Икону «Дмитрий Солунский» из города Дмитрова можно рассматривать как программный памятник владимиро-суздальской школы изобразительного искусства. Прославление христианского мученика и святого стало главной целью создавшего ее мастера. Характерную особенность образа составляют большие размеры восседающей на троне фигуры в традиционном воинском одеянии, эффектность разворота, подчеркнутая демонстративность жеста (Дмитрий вынимает меч из ножен), победный, почти гипнотический взор. В целом образ вызывает ассоциации с неприступностью града, защитой державы и христианской веры. Вместе с тем Дмитрий здесь менее всего воспринимался как жертва, напротив, в нем были подчеркнуты активность, волевая собранность, мужественная деятельность.

Искусство Московского княжества

Рост и усиление Москвы, ставшей городским поселением еще в конце XI в., были обусловлены удобным географическим положением (расположен на пересечении двух крупнейших торговых путей — из Рязани в Новгород и из Киева во Владимир) и ростом торгово-экономических связей с другими странами. Москва, разграбленная и сожженная после монголо-татарского нашествия, сумела сравнительно быстро оправиться от потерь. Хлынувший сюда поток беженцев способствовал возрождению ремесел, развитию производства и торговли. К началу XIV в. Москва выдвинулась в число самых крупных городов Северо-Восточной Руси.

В Москве было начато широкое каменное строительство, опиравшееся на традиции византийских и владимиро-суздальских мастеров. Здесь возводятся белокаменные храмы, самыми значительными из которых были Успенский (1326) и Архангельский (1333) соборы, сооружается новая дубовая крепость (1339). За годы правления Ивана Калиты (1325—1340) в Москве было возведено не менее пяти храмов, которые, к сожалению, не сохранились до нашего времени. В последующие годы храмы расписывали почти 80 русских и византийских художников.

Во второй половине XIV — первой трети XV в., в период обострения борьбы с Золотой Ордой за национальное освобождение, Москва сыграла важную консолидирующую роль в истории Руси и развитии русской культуры. Одержав победу в Куликовской битве (1380), московский князь Дмитрий Донской окончательно утвердил авторитет Москвы, ставшей центром объединения русских земель в единое государство. В оборонительных целях вокруг Москвы стали возводить хорошо укрепленные крепости в Нижнем Новгороде, Серпухове и других городах.

Важнейшим оборонительным объектом самой Москвы становится белокаменный Кремль (1367), неприступные стены которого имели протяженность около 2000 м. Всего крепость насчитывала 9 башен, 6 из которых имели проездные ворота. Москва, обнесенная мощными высокими каменными стенами, приобрела славу «сильного и славного града».

Ко второй половине XIV — первой трети XV в. относится расцвет московской школы живописи. Большое влияние на ее формирование оказали традиции владимиро-суздальской иконописи. Известность и славу московской школе живописи принесло творчество Андрея Рублева (около 1360/ 1370—1430). Во внешне спокойных образах он мог передать целую гамму душевных переживаний и чувств. Творческую манеру художника отличали мягкость и обобщенность силуэтов, гармоничность колорита, уравновешенность композиции.

Мы мало знаем о судьбе этого величайшего русского художника. Вероятнее всего, ко времени его первого упоминания в летописи в 1405 г. он был уже известным мастером. С именем Андрея Рублева связывают фрески и иконостас Успенского собора во Владимире. По стилевым признакам этому мастеру приписывают миниатюры Евангелия Хитрово, комплекс икон из так называемого звенигородского деисусного чина и фрески Успенского собора на Городке в Звенигороде. Одно из самых выразительных и проникновенных произведений — «Спас Вседержитель», в изображении которого мы привыкли видеть суровый и грозный лик. Однако здесь его красивое и правильное лицо имеет выражение мягкой нежности, душевной доброты и мудрости. Открытый кроткий взгляд, направленный прямо на зрителя, вызывает не страх, а доверие, он полон всепрощающей любви и участия в судьбах людей. Изыскан колорит иконы, в которой использована прозрачная розовая охра, подчеркивающая плавность и мягкость спокойных линий.

В 1408 г., как сообщает московская Троицкая летопись, Андрей Рублев вместе с Даниилом Черным «начата подписывати» Успенский собор во Владимире. В созданных здесь фресках (в настоящее время сохранились отдельные фрагменты в западной части собора) проявляется мастерство зрелого художника. Мастерски выполнены композиции «Страшного суда», «Шествия праведных в рай». Замечателен образ трубящего ангела, возвещающего близость Страшного суда. Его изящная, легкая фигура невесомо парит в пространстве. Главное внимание Андрей Рублев сосредоточил на внутренней гармонии, душевном благородстве и сердечной доброте. Мастерство художника нашло выражение и в изяществе пропорций, четкости контуров, соразмерности движения и покоя.

Из работ Андрея Рублева и Даниила Черного во владимирском Успенском соборе до нас также дошли иконы деисусного чина иконостаса, составлявшие единый ансамбль с фресками. (После реставрации эти иконы вошли в собрания Третьяковской галереи в Москве и Русского музея в Санкт-Петербурге.) На центральной иконе «Спас в Силах» изображен восседающий на престоле Иисус Христос с раскрытым текстом Евангелия. Художнику в полной мере удалось передать глубину и возвышенное благородство образа. Величавый облик Спаса в соединении с душевной отзывчивостью позволяет увидеть в нем национальный идеал, в котором выражены народные представления о справедливости и святости веры. Чистые, мягко звучащие тона иконы, ее торжественный и четкий ритм свидетельствуют о высоком мастерстве художника.

В последний период жизни Андрей Рублев вместе с Даниилом Черным участвовал в создании иконостаса для Тройского собора Троиде-Сергиева монастыря, о чем свидетельствуют жития Сергия и Никона Радонежских. Вершиной творчества Андрея Рублева является знаменитая «Троица» (1425—1427), находившаяся какое-то время в местном ряду иконостаса. Икона, воплотившая в себе символ веры и гармонии, добра и справедливости, воспринималась современниками как наглядный пример единения русского народа.

Жизненный путь Андрей Рублев и Даниил Черный окончили в 1430 г. в подмосковном Спасо-Андрониковом монастыре. Творчество этих великих художников стало подлинным эталоном «московского стиля» живописи. Немногословное, лишенное героического пафоса и гордого величия, оно до сих пор поражает своей искренностью, глубиной проникновения во внутренний мир человека. Живопись этих мастеров на многие десятилетия вперед определила основные черты и поэтический строй московской школы живописи, дала мощный духовный и творческий импульс для дальнейшего развития русского изобразительного искусства.

Вопросы и задания

1. Как развивалась художественная культура Великого Новгорода в период феодальной раздробленности? Какой тип сооружений был характерен для новгородского зодчества? Опишите один из образцовых памятников его архитектуры. Каковы особенности новгородской школы иконописи? Что отличало творческую манеру Феофана Грека?

2. В чем заключается своеобразие зодчества Владимиро-Суздальского княжества? Расскажите о наиболее значительных памятниках его архитектуры.

3. Рассмотрите фрагменты рельефов Георгиевского собора (1230— 1234) в Юрьеве-Польском и сравните их с декоративным убранством Дмитриевского собора во Владимире. В чем проявляется общность и различие между ними?

4.В чем заключалась особая роль Москвы в развитии русской художественной культуры? Что представлял собой Московский Кремль в период правления Ивана Калиты?

5. Как осуществлялась застройка Москвы в XIV — начале XV в.?

6. Д. С. Лихачев писал: «Национальные идеалы русского народа полнее всего выражены в творениях двух его гениев — Андрея Рублева и Александра Пушкина. Именно в их творчестве отчетливее всего сказались мечты русского народа о ... человеческой красоте». Согласны ли вы с мнением ученого? Какое отражение в творчестве Андрея Рублева нашли идеалы и мечты русского народа о красоте человека? Какой традиции — античной или византийской — более соответствуют созданные им образы? Почему? Что изменилось в трактовке образа Христа в его произведениях?

Творческая мастерская

1. Прочтите повесть Н. С. Лескова «Запечатленный ангел». Что особенно близко и дорого сердцу русского человека в искусстве иконописи? Оформите свои впечатления в виде отзыва или рецензии.

2. В. Н. Лазарев, выдающийся исследователь древнерусского искусства, писал о характерных особенностях новгородской фресковой живописи: «Работавшие здесь мастера в совершенстве владели фресковой техникой, которую они обогатили новыми фактурными приемами и новыми цветовыми решениями. Надо видеть, как ловко они прописывают черной краской брови, ресницы и ноздри, как виртуозно наносят той же черной краской зрачок поверх голубоватой прокладки белков глаз, как легко они пишут седые волосы, сочетая белильные мазки с зеленым или голубоватым тоном, как остроумно варьируют оттенки волос при помощи желтых, красных, черных и голубоватых мазков, чтобы по достоинству оценить вклад новгородцев в средневековую монументальную живопись». Опираясь на известные вам произведения, попробуйте «оценить вклад новгородцев» в историю русской монументальной живописи.

3. Следование архитектурным традициям владимиро-суздальского зодчества стало отличительной чертой московской архитектуры. Сравните Успенский собор во Владимире с Успенским собором на Городке в Звенигороде. Какие общие и отличительные черты этих архитектурных памятников вы могли бы назвать?

4. Двухсторонняя икона «Богоматерь Донская» по своему стилю во многом напоминает творческий почерк Феофана Грека. Существуют ли, с вашей точки зрения, основания для подобного утверждения? Могли бы вы отметить различия между этой иконой и фресками церкви Спаса Преображения в Великом Новгороде? Аргументируйте свой ответ.

5. Подготовьте рассказ об иконографии, красках, композиции и образном строе «Троицы» Андрея Рублева. В чем вы видите ее высший смысл? Можно ли судить об особенностях исторической эпохи и личности Андрея Рублева по его произведениям? Попробуйте составить творческую биографию Андрея Рублева. Посетите памятные места, где находятся произведения великого мастера, подготовьте заочную экскурсию о его творчестве. Что вы могли бы рассказать об экспозиции музея им. Андрея Рублева в Москве?

Темы проектов, рефератов или сообщений

«Своеобразие архитектуры Великого Новгорода»; «Характерные черты новгородской школы живописи»; «Шедевры архитектуры и изобразительного искусства древнего Пскова»; «Характерные особенности творческой манеры Феофана Грека»; «Фрески Феофана Грека в церкви Спаса Преображения на Ильине улице в Новгороде»; «Особенности развития владимиро-суздальской архитектуры»; «Своеобразие изобразительного искусства Владимиро-Суздальского княжества»; «Роль Москвы в развитии русской культуры»; «Архитектурный ансамбль Московского Кремля эпохи Ивана Калиты»; «Характерные черты московской школы живописи»; «Эволюция творческого пути Андрея Рублева»; «Творчество Андрея Рублева в контексте нашего времени»; «Образ Андрея Рублева в художественном фильме А. А. Тарковского “Андрей Рублев” (1966)»; «Православные храмы — хранители Русской земли и центры духовной культуры»; «Путешествие по одному из древнерусских городов».

Книги для дополнительного чтения

Алпатов М. В. Древнерусская иконопись. М., 1978.

Алпатов М. В. Древнерусская живопись. М., 1984.

Алпатов М. В. Феофан Грек. М., 1979.

Алпатов М. В. Андрей Рублев. М., 1972.

Барская Н. А. Сюжеты и образы древнерусской живописи. М., 1993. Брюсова В. Г. София Новгородская: Памятник искусства и истории. М., 2001.

Вагнер Г. К., Владышевская Т. Ф. Искусство Древней Руси. М., 1993.

Вздорнов Г. И. Феофан Грек: Творческое наследие. М., 1983. Выголов В. П. Архитектура Московской Руси XV века. М., 1988. Колпакова Г. С. Искусство Древней Руси: Домонгольский период. М., 2007.

Еремина Т. С. Мир иконописцев. М., 2005.

Лазарев В. Н. Андрей Рублев и его школа. М., 1966.

Лившиц Л. И. Монументальная живопись Новгорода. М., 1987. Раппопорт П. А. Древнерусская архитектура. СПб., 1993.

Сергеев В. Н. Рублев. М., 1990. (ЖЗЛ).

Трубецкой Е. Н. Три очерка о русской иконе. М., 1991.

Черный В. Д. Искусство средневековой Руси. М., 1997.

 

При подготовке материала использован текст учебника «Мировая художественная культура. От истоков до XVIII века» (Автор Данилова Г. И.)

 

Категория: Искусство (I часть) | Добавил: time
Просмотров: 2051 | Загрузок: 17 | Рейтинг: 0.0/0